За последнюю пятилетку киножизни в Украине подобного ажиотажа вокруг фильма не видел, наверное, ни один фестиваль. В 2013 году во время показа на Одесском международном кинофестивале сюрреалистичной драмы  «Пена дней» Мишеля Гондри сотрудникам кинотеатра «Родина» даже пришлось открывать дополнительную  дверь, чтобы зрители не выбили окна в очереди на мировую премьеру. Ожидали также «битву на головах» на фильмах «Параджанов» Сержа Аведикяна, «Том на ферме» Ксавье Долана и «Не сдавайся» Гаса ван Сента. Но даже эти известные фамилии не смогли переплюнуть желание украинцев и международных гостей прорваться на фильм «Венеры» Леа Глоб и Метте Карлы Альбрехтсен. Возможно, причиной подобного ажиотажа стала ожидаемость киноленты, ведь только ленивый не добавил этот фильм в топ must-see на Docudays 2017 — возможно, благодаря удачному стечению места, времени и бюджетных билетов. А может, дело просто в нехватке качественного контента на тему антропологии женской сексуальности. Ведь Государственное агентство по вопросам кино относится к изображению тела на экранах как к акту постыдному и ненужному. А если уж удается мельком глянуть на обнаженное тело, то, как правило, на наших глазах разворачивается канон капиталистичекой красоты. Блестящая маслами кожа, 40 килограмм веса и пожарные от страсти глаза. Как часто мы видим таких женщин в жизни?

Премьера в Украине фильма «Венеры» режиссерок Леа Глоб и Метте Карлы Альбрехстен прошла в Киеве 25 марта в рамках секции о женщинах «Три вещи, которые я не знаю о ней» Международного фестиваля документального кино про права человека Docudays UA. Большой зал кинотеатра «Кинопанорама», который насчитывает 405 мест, был забит напрочь. Лента «Венеры» — это интервью женщин о сексе, о их первом сексуальном опыте, об экспериментах и фантазиях. В описании к фильму указано, что на приглашение «поговорить о сексе» в Копенгагене отозвались 100 женщин, а уже в фильме видим, что опрос был снят на протяжении 4 лет. Но на экране в непринужденной обстановке квартиры одной из режиссерш мы следим всего за около двадцатью участницами разного возраста, разного телосложения, с гомосексуальными и гетеросексуальными предпочтениями. Они делятся смешными историями, количеством половых партнерш и партнеров, названиями для своих половых органов, а также личными переживаниями. А вот в зале шепчутся преимущественно мужчины: «Когда обнаженка? Что, зря пришли?»

Первый кадр — тело Венеры Милосской, одной из самых популярных ныне скульптур того самого «объекта вожделения», глазами древних греков. В комментариях к фильму координаторка правозащитных программ Надежда Чушак отметила, что античная мраморная скульптура Венеры, какой бы она идеальной не казалась, закрывает собой разнообразие проявлений красоты. На фоне стереотипного образа режиссерки зачитывают письма к друг другу, в которых постепенно открывается тема сексуальности, о которой дальше пойдет речь. Кто они, современные женщины? Что они делают в своих комнатах по вечерам? О чем переживают? Что для них секс?

Вниманию зрителя представлены свободные от предрассудков молодые девушки, раскрепощенные и открытые к диалогу. Они далеки от патриархальных предустановок, и кажется, что они знают и могут все. Рассказать, как получить оргазм? Поделиться с вами даже личными техниками мастурбации? И что рассказать — им несложно даже это показать. Атмосфера ленты подобна диалогу, в который вы делитесь с незнакомцем интимными подробностями жизни. Но если для датчанок подобные темы уже не сопровождаются грифом запретности, то для украинского зрителя это все еще подобно сокровенному вуайеризму. И проблема тут, отчасти, в отсутствии сексуального образования и в общественных предрассудках.

Украина в годы независимости делала несколько попыток внедрить предмет сексуального образования в школах. Но из-за того, что чиновники никак не могли найти ту грань доступного и запретного, решили отложить тему «секса» на потом. И главное, что не дает спать родителям, — это мысль, что если мы внедрим сегодня секс-образование, то завтра из их святого чада прорвется извращенка(ец) или озабоченая(ый) маньячк(а).  Статистика говорит про обратное.  В странах, в которых сексуальное образование стало обязательным школьным предметом, разительно уменьшилось количество абортов у женщин в возрасте до 21 года. Опросы Всемирной организации здоровья показывают, что от 80% подростков знали и использовали различные методы контрацепции при первом сексе. Важную роль в сексуальном образовании играет вопрос гендера и идентичности. В программе «Стандарты сексуального образования», ныне внедренной в большинстве стран Европы и Скандинавии, школьников с ранних лет обучают толерантности, знаниям о сексуальных ориентациях, умениях различать агендерность, цисгендерность, би- и трансгендерность, гендерквир, а также иметь представления о темах интерсексуальности. В то же время украинские учителя в рамках уроков «Охрана здоровья» или программы по анатомии неловкими движениями рук пытаются надеть презерватив на банан — и то если повезет. Как правило, темы половых органов и их функциональности, различных венерических заболеваниях и способов их передачи преподаватели стараются вообще не упоминать.  

Второй не менее важной темой в фильме стал вопрос стереотипов о женщинах и их красоте. Подобные убеждения и категории «нормы» до сих пор уверенно не теряют свои позиции в обществе. В интервью американскому изданию о кино Indiewood/Hollywoodn’t Леа Глоб и Метте Альбрехтсен рассказали, что идея экранизации темы женской сексуальности и откровений о сексе, но без наглядной демонстрации полового акта, витала в их головах уже давно. Реализовать замысел получилось после премии от Скандинавской киношколы. Тогда режиссерки и задумались, как лучше поговорить с женщинами о женщинах. Метте Альбрехтсен сообщила, что во время съемок фильма она заметила, что большинство женщин достаточно строги к себе и следуют неким идеям о «каноне» красоты. Но является ли этот «канон» нашим собственным представлением о красивом, или это воспроизведение укоренившейся культуры, созданной мужчинами? Как женщине вернуть свою сексуальность? Представить, что нет и не было никаких исторических предустановок? Не было никогда массового заражения образами из журналов? Капитализм — вот что вселило в женщину неуверенность в себя, — считает Метте Альбрехтсен. Леа Глоб добавляет, что такие фильмы — способ бороться с мужскими предрассудками, например, о том, что если женщина  хочет больше секса, а мужчина — нет, то она — «девушка легкого поведения». А в случае, если наоборот, то с женщиной что-то не так, ей пора в больницу. Общество до сих пор видит в женщине слабую и хрупкую натуру, в то время как мальчиков с детства учат быть борцами и защитниками. А это несовременно, считают режиссерки.

Финальными кадрами фильма становятся обнаженные тела участниц диалога. На общих планах режиссерки снимают многогранность и различие женских фигур. Датчанки плавно замирают в позах подобно мраморным фигурам, но при этом они живые и красивые в своих телах, и вы легко забываете, как выглядела та Венера, которая занимала первые кадры. Кто она? Всего лишь холодный фрагмент мрамора.

Лента «Венеры» стала частью программ кинофестивалей, таких как Best Nordic Doc, True/FalseFilm Selection, IDFA. А вот выйдет ли фильм в прокат в украинских кинотеатрах после Docudays — пока не известно.