Украинские информационные медиа так и не пришли к общим стандартам освещения суицидов. Разработанные Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания в конце 2017 года правила освещения таких инцидентов легли в основу регуляторного акта, который подписали представители ТРК «Украина», группы телеканалов Star Light Media (Новый канал, ICTV, СТБ) и Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Документ открыт для подписания всеми телерадиокомпаниями Украины и может использоваться в работе прессы и интернет-изданий. Но региональные медиа — в частности, интернет-издания — продолжают игнорировать все существующие рекомендации. Усугубляет ситуацию и вопиющая неосведомленность официальных лиц о рекомендациях в освещении этой темы.

31 августа в Днепре покончили с собой 18-летний парень и 16-летняя девушка. Произошло это в одной из арендованных квартир в центре города. Правоохранители  установили, что пара приехала из Киева и до случившегося проживала здесь несколько дней. Об этом стало известно из личной страницы в Facebook заместителя начальника Национальной полиции Украины Вячеслава Аброськина. Однако форма, в которой он сообщил о случившемся, вызывает множество вопросов и может иметь серьезные последствия.

«Неможливо зрозуміти молодих людей, які приїхали з Києва до Дніпра, щоб покінчити життя самогубством. В той час? коли тисячі наших громадян-військовослужбовців, отримавших тяжкі поранення в результаті військові агресії Російської Федерації роблять все можливе, аби повернутися до повноцінного життя, ці молоді люди сьогодні стрибають з багатоповерхового будинку та вмирають, бо вони, з їх слів, “вже пожили та пізнали життя в свої 17-18 років”»,  написал на своей странице Вячеслав Аброськин и прикрепил к посту фото частично «заблуренной» предсмертной записки; фото из квартиры, усыпанной розами, где произошло случившееся; общее фото здания  вид из окна и вид снизу; а также частично «заблуренную» совместную фотографию погибших.

Фактически, правоохранитель сообщил место происшествия, способ совершения самоубийства, другие излишние подробности случившегося и способствовал распространению личной информации о погибших, также не упустив возможности осудить их. Такие действия противоречат традиционным рекомендациям по освещению суицидов в медиа, в частности рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, и могут вызвать волну подражательных суицидов.   

Феномен подражательного самоубийства, также известного как «эффект Вертера», был выявлен в 1974–1975 годах американским социологом Дэвидом Филлипсом из Калифорнийского университета в Сан-Диего, который исследовал волну подражающих самоубийств, прокатившуюся по всей Европе в конце XVIII века и спровоцированную распространением романа Гёте «Страдания юного Вертера». Публичное самоубийство служит триггером, и при отсутствии защитных факторов приводит к следующему суициду ранимого или внушаемого человека. Исследованиепроведенное в Австрии, показывает, что риск самоубийства значительно снизился, когда средства массовой информации начали следовать рекомендациям по освещению таких инцидентов.

Таким образом Вячеслав Аброськин, как официальное лицо, выступил первоисточником и спровоцировал волну некорректных манипулятивных материалов в онлайн-СМИ Днепра, которые пестрили заголовками о «романтическом самоубийстве», где двое «выложили дорожку из роз и выпрыгнули из окна». Через несколько часов один из местных онлайн-ресурсов выложил в сеть видео с места происшествия  раскадрованное тело погибшего. Видео было смонтировано под трагическую музыку, что также можно расценить как эмоциональную манипуляцию. В тексте, сопровождавшем новость, к тому же было отмечено: «Что именно стало причиной самоубийства, пока неизвестно. Работники торгового центра ничего не слышали. Но они уверены, что это самоубийство, и оно связано с неблагополучными играми в социальных сетях».

В отсутствии официальных комментариев о причине происшествия сотрудники ресурса приняли решения сослаться на недостоверный источник в лице «работников торгового центра». Позднее, после замечаний читателей, этот комментарий удалили, но новость с манипулятивным видео и сомнительным комментарием перепечатали две трети информационных ресурсов региона, а также многие всеукраинские медиаресурсы, несмотря на официальный комментарий пресс-офицерки Национальной полиции в Днепропетровской области Анны Старчевской о том, что никакой связи случившегося с какими-либо явлениями в социальных сетях нет.

В течении этого же дня сотрудники этого же ресурса опубликовали фотографии погибших из их личных аккаунтов в Instagram, разгласили их реальные имена и фамилии, а еще позднее  опубликовали фотографию полной предсмертной записки, уже без «блура». Правоохранители эти материалы дела официально не предоставляли ни одному ресурсу — более того, уточняли, что распространять их не собираются, что означает, что редактор осознанно опубликовал «слив» в таком чувствительном к освещению инциденте.

Аналогичным образом развивались события в России в ноябре 2015 года. Тогда в Уссурийске покончила с собой студентка Рина Паленкова. Фото с места происшествия, которое попало в интернет, привело к массовой романтизации этого инцидента, последующей моральной панике в СМИ и спровоцировало формирование так называемого «синего кита» со всеми вытекающими последствиями.

Освещение суицидов в медиа является одной из наиболее чувствительных тем, предметом тренингов и рекомендаций для работников редакций, пресс-служб и всех специалистов, так или иначе связанных с этой темой. Среди базовых  рекомендации Всемирной организации здравоохранения для медиаспециалистов, сокращенный перевод которых приведен в окончании текста.

Краткие рекомендации для медиаспециалистов

1. Пользуйтесь возможностью просвещать общественность о суициде

Факторы, которые приводят человека к суициду, многочисленны и сложны, и их не следует сообщать упрощенным образом. Суицид никогда не является результатом одного фактора или события. Такой инцидент не должен быть изображен как средство справиться с личными проблемами. Сложность этого акта оказывает разрушительное воздействие на членов семьи и друзей, часто оставляя их в поисках причин случившегося и не замеченных ими ранее признаков, с чувством потери и вины за произошедшее. Сообщения о суициде, которые исследуют некоторые из этих последствий, могут также способствовать просвещению общественности.

2. Избегайте языка, который нормализует суицид, делает из него сенсацию или представляет его как решение проблем

Язык, которым освещается такое событие, не должен делать из суицида сенсацию. Не используйте такие словосочетания как «эпидемия самоубийств», проявляйте осторожность при использовании слов «самоубийство» или «суицид» в заголовках. Такие термины, как «безуспешное/неудачное самоубийство» подразумевают, что смерть является желательным результатом, поэтому их нельзя использовать. Альтернативные фразы, такие как «нефатальная попытка самоубийства», более точны и менее подвержены неправильной интерпретации.

3. Избегайте предпочтительного размещения и необоснованного повторения сообщений о суицидах

Предпочтительное размещение и необоснованное повторение сообщений о суицидах, скорее всего, приведет к подражательному поведению. Такие сообщения должны размещаться на внутренних полосах печатной прессы и в нижней части страницы, а не на первой странице или в верхней части внутренней страницы. Аналогичным образом, трансляции сюжетов о самоубийствах должны быть размещены во втором или третьем блоке телевизионных новостей.

4. Избегайте явного описания метода, используемого при завершенном суициде или его попытке

Следует избегать подробного обсуждения метода, поскольку поэтапное описание может побуждать ранимых людей копировать этот акт. Например, при сообщении о передозировке было бы неразумно подробно описывать природу, количество или комбинацию принятых веществ или где они были приобретены. Особую осторожность следует проявлять, если метод суицида необычен.

5. Избегайте предоставления подробной информации о месте совершения суицида или его попытки

Иногда какая-то локация может заработать репутацию «суицидального места» — например, мост, высотное здание, скала или железнодорожная станция. Не стоит рекламировать такие места как  места для суицидов, используя эмоциональную лексику, или придавать чрезмерное значение количеству инцидентов, произошедших на них.

6. Формулируйте заголовки тщательно

Следует избегать использования слова «суицид» в заголовке, также как и явного указания на метод или место суицида.

7. Соблюдайте осторожность при использовании фотографий или видеоматериалов

Не следует использовать фотографии или видео сцен суицида, особенно если это делает местоположение или метод узнаваемым для читателя или зрителя. Не следует использовать фотографии человека, умершего от самоубийства. Если используются визуальные изображения, для этого нужно получить разрешение от членов семьи. Не следует публиковать предсмертные записки.

8. Проявляйте особую осмотрительность при подготовке сообщений о суицидах знаменитостей

Сообщения о суицидах известных артистов и политических деятелей могут повлиять на поведение ранимых людей. Превознесение смерти знаменитостей может свидетельствовать о том, что общество поощряет суицидальное поведение. Такие сообщения не должны романтизировать суицид, не должны подробно описывать метод и должны сообщать о его влиянии на других людей. Кроме того, следует проявлять осторожность, сообщая о смерти знаменитостей, если еще не известна точная причина смерти. Спекуляции на тему  суицида со стороны СМИ могут причинить вред аудитории.

9. Оказывайте должное внимание людям, пострадавшим от суицида

Решение взять интервью у кого-то, кто пытался совершить суицид, не следует воспринимать легкомысленно. Люди, которые совершали попытку суицида, подвержены повышенному риску. Люди, пострадавшие от суицида близкого человека, уязвимы. Следует уважать их конфиденциальность.

10. Предоставляйте информацию о том, куда можно обратиться за помощью

Информация о вариантах поиска помощи должна быть включена в конце сообщения о суициде.

11. Признавайте, что сами медиаспециалисты могут попасть под влияние сообщения о суициде

Подготовка сообщения о суициде может резонировать с собственным опытом сотрудника СМИ. Эффект может быть особенно заметен в небольших, сплоченных сообществах, где медиаработники имеют сильные локальные связи. Медиаорганизации обязаны обеспечить необходимую поддержку своим работникам, особенно для более младшего персонала. Специалисты в области средств массовой информации не должны сомневаться в необходимости обращения за профессиональной помощью, если они каким-либо образом пострадали от случившегося.

Читайте также: Сонник по Интернету: «Синий кит»