Вряд ли я могу назваться гордым именем «ветеран Майдана». Но в свое время я был на обеих. И оба, по разным причинам, поддерживал. Когда выходил на второй, мне приятно было слышать разговоры людей, мол, теперь-то мы сделали выводы. Теперь все будет иначе. Ведь мы тут не за кого-то конкретно, мы за изменение самой сути политической системы. За ее радикальную трансформацию — пусть даже не в той мере, в какой мне хотелось бы. Но антиавторитарная повестка меня на тот момент более-менее устраивала. Были надежды на перерастание этой повестки в что-то большее — в социально-экономические требования. Чего, вопреки ожиданиям многих рядовых майдановцев, так и не случилось. Все началось и закончилось «бандой геть». Один клан сменился другим, а заплатить за это пришлось довольно дорогую цену.

Прошло четыре года, и по роду деятельности мне регулярно приходиться бывать на тех или иных «третьих майданах», «не-майданах» или wannabe-майданах. Благо нынешний авторитет власти к ним всячески располагает. И знаете, что пугает? Что опять ничего не изменилось.

В среду я имел честь сопровождать господина Михеила Саакашвили от самой машины, где его удерживали сотрудники СБУ, до сцены под Верховной Радой. И я кое-что понял. Нет совершенно никакой разницы, кто на самом деле такой Саакашвили — кремлевский агент, каким его выставляет власть, или же спаситель Украины и борец с «барыгами», коим он сам себя провозгласил. Ведь даже если возглавляемое Саакашвили движение действительно борется за перемены, а не «кровавый московский рубль», оно все равно ничего не изменит. Ведь его риторика, если не считать импичмент Порошенко, не идет дальше аморфных требований очистки власти от коррупции, сдобренных бесконечными признаниями в любви украинскому народу. «Банду геть», — подхватывают люди на площади. «Геть неукраїнців від влади», — добавляют другие. А в толпе добрые люди уже разносят пирожки.

А теперь взглянем на сцену. Вокруг Лидера с повязанным на шее украинским флагом опять толпятся самые разнообразные личности. Молятся священники, поэты читают патриотические стихи, а депутатка Британского парламента в шубе передает свою поддержку собравшимся. Если завтра движение вдруг начнет набирать вес, мы увидим на сцене все новых и новых персонажей. А если нет —  толпа на ней быстро рассосется. Но при любых раскладах она останется бесконечно далекой от чаяний людей, собравшихся под сценой.

Пробираясь поближе, подслушиваю разговор. Просто одетый мужчина рассказывает, что после всех реформ нынешнего правительства нам всем, как бы сказать помягче, крышка, что ли. А особенно после реформы здравоохранения. Идея коммерциализации медицины человеку явно не близка. Примерно в это же время Михеил жалуется на репрессии против центра Бендукидзе — оплота неолиберализма, каких и в МВФ не сыскать. Что может быть общего между этими двумя позициями — представить сложно. «Зрада идеала Майдана» этого мужчины заложена уже здесь и сейчас. Но «банду геть» объединяет. Других лозунгов у нас для вас пока нету.

Нет, конечно же, люди не могут не замечать кричащего уровня экономического неравенства. Поэтому антиолигархическая повестка, озвучиваемая правыми популистами, и пользуется такой популярностью. Пользовалась она популярностью и при свержении Януковича. Но конкретные экономические требования, конкретные интересы собравшихся так и остаются невысказанными. Подменяются вечной как мир антикоррупционной повесткой и поисками доброго царя. На сей раз приглашенного иноземного монарха, который, по слухам, у себя на родине привел страну к процветанию, после чего неблагодарный народ от него избавился.

Так что если в ближайшее время и произойдет какой-то Третий Майдан — не важно, с Саакашвили или без — он окажется заранее обреченным на «зраду». Экономические требования заговорят борьбой с иностранными агентами, культурным возрождением нации и тяжелым наследием, оставшимся от «попередників». А отличаться от второго он будет лишь уровнем насилия. И, возможно, не в пользу третьего.