7 декабря Верховная Рада Украины приняла давно ожидаемый правозащитным сообществом закон «Про предотвращение и противодействие домашнему насилию», а также внесла изменения в ряд других законов, в том числе в Криминальный и Криминально-процессуальный кодекс. Новое законодательство дает важные определения «домашнему насилию» и разным его видам, таким как «психологическое» или «экономическое», а также предусматривает возможность применять ограничительные меры к людям, прибегающим к насилию в семье. В то же время в принятых документах так и не нашлось места понятию «гендер», а Стамбульская конвенция, заостряющая внимание на насилии, совершенном против женщин, так и не была ратифицирована. О том, почему отказ признать тот факт, что «домашнее насилие» — это в первую очередь насилие над женщинами, лишь сохраняет status quo даже с обновленным законодательством, объясняет транс-активист Юрий Франк.

Напишу таки про недавно принятый закон о противодействии домашнему насилию. Оттуда, как все уже в курсе, под корень выпилили слово «гендер» и его производные — мол, это не наше понятие, не славянское, не традиционное, происки западной гомодиктатуры и т. д.

Но на самом деле проблема-то не в термине. Совсем не в нем. Это так — херня для замыливания глаз тем, кто не понимает, что это слово значит. Речь идет как раз о нашем, родном и близком явлении, которое очень легко можно описать и без этого термина.

Закон говорит о домашнем насилии, но упускает очень важный факт, который как раз и надо проговаривать, чтобы его искоренить. Проговаривать громко, навязчиво, везде — как бы от этого факта многих не корежило.

Факт таков: домашнее насилие — это прежде всего насилие мужчин над женщинами и детьми. В процентах так 90 случаев. Обычно в ответ на это даже часть профеминистических мужиков начинает вой: «Бывает-домашнее-насилие-и-над-мужчинами!». Да, бывает. Примерно так же часто, как снег в Тель-Авиве по сравнению со снегом в Хельсинки.

В законе речь идет или просто о «домашнем насилии» сферическом в вакууме, или употребляется эвфемизм «непропорциональное влияние домашнего насилия на женщин и мужчин» (как будто насилие существует отдельно от тех, кто его совершает) или «насилие по признаку пола». Нигде не проговаривается, какого пола над каким.

Стамбульская конвенция, с другой стороны, прямо заявляет некоторые очень важные вещи, которые многим встают поперек горла. Подписавшие ее принимают на себя обязательства

  • призна[ть], что реализация de jure и de facto равенства между женщинами и мужчинами является ключевым элементом в предотвращении насилия в отношении женщин;
  • призна[ть], что насилие в отношении женщин является проявлением исторического неравного соотношения сил между женщинами и мужчинами, которое привело к доминированию над женщинами и дискриминации женщин мужчинами и к недопущению полноценной эмансипации женщин;
  • призна[ть] структурный характер насилия в отношении женщин как насилия по гендерному признаку, а также то, что насилие в отношении женщин является одним из главных социальных механизмов, которым женщин заставляют занять подчиненное положение в сравнении с мужчинами;
  • призна[ть] продолжающиеся нарушения прав человека во время вооруженных конфликтов, затрагивающие гражданское население, особенно женщин, в форме распространенного или систематического изнасилования и сексуального насилия, а также возможность увеличения насилия по гендерному признаку как во время конфликтов, так и после них;
  • призна[ть], что женщины и девушки подвергаются большему риску насилия по гендерному признаку, чем мужчины.

Вот эти факты, подтвержденные тоннами исследований, историей и тем, что мы сами видим каждый день, упорно игнорируются. Потому что если их признать, придется брать на себя ответственность за происходящее. Удобнее вопить «мужчин тоже дискриминируют» в рифму с криками о «черном расизме». При этом у многих из этих людей вполне хватает сил признать, что да, белые угнетали черных, держали их в рабстве и так далее, зная, что они сами белые. Но вот признать, что мужчины угнетали в течение десятков тысяч лет и продолжают угнетать женщин, зная, что они сами мужчины — это нет, это выше их сил.

Ясен пень, цвет кожи не делает каждого белого ку-клукс-клановцем, а каждый мужчина не обязательно является насильником. Но системное неравенство, насилие и привилегии это не отменяет. И чтобы его преодолеть нужно осознание ответственности за происходящее именно доминирующей группы. Нужно признание факта, принятие его и приложение усилий к тому, чтобы это не повторялось и не воспроизводилось. Усилий, направленных не на женщин и/или трансгендерных людей, с доказыванием им, что они «сами виноваты», а на себя и других мужчин. Иначе — это просто разговоры в пользу бедных, сорри.

Фото: Страйк: перший соціальний портал