Что происходит с трудовыми отношениями в Украине сегодня? С одной стороны, на высшем уровне декларируется европейский вектор развития, в том числе и в сфере трудового законодательства и регулирования различных типов трудовых отношений. Много говорится об адаптации трудового законодательства Украины к стандартам ЕС (соответствующие обязательства по имплементации некоторых директив содержатся, в частности, и в тексте Соглашения об ассоциации с Европейским союзом). Речь идет о трех директивах, обязательства по имплементации которых взяла на себя Украина: (1) Директива Совета №1999/70/ЕС от 28.06.1999 г., посвященная срочным трудовым договорам и формально призванная не допустить дискриминацию временных, сезонных и работающих по гибкому графику работников; (2) Директива Совета №97/81/ЕС от 15.12.1997 г., направленная против дискриминации работников в условиях неполной занятости; (3) Директива Совета №91/383/ЕЭС от 25.06.1991 г., требующая дополнительных мер контроля безопасности и здоровых условий труда для работников с фиксированным сроком трудоустройства или временным трудоустройством. Эти акты и заложенные в них принципы уже могут использоваться как для разработки законопроектов, так и для толкования действующих законов.

Однако, с другой стороны, реальная практика трудовых отношений и их регулирования в Украине сильно расходится с законодательной нормой и развивается пока в направлении, которое вряд ли можно считать приближением к европейским стандартам. Формально действующее сегодня украинское трудовое законодательство существенно ближе к европейскому, чем большинство предлагаемых проектов нового Трудового кодекса. Причем некоторые изменения, которые вносились последние 20 лет в украинское законодательство о занятости, скорее отдаляли его от, скажем так, среднезападноевропейского уровня.

Таким образом, главная проблема практики регулирования трудовых отношений в Украине заключается не в принятии правильных законов, а в их исполнении — в обеспечении верховенства права и правовой практике. Трудовые отношения в Украине реализуются под сильным давлением со стороны бизнеса, привыкшего по большей части к полуфеодальным порядкам у себя на предприятиях, и, естественно, не заинтересованного в регулировании этой сферы. Руководители предприятий зачастую всячески саботируют выполнение даже принятых судебных решений, например, о восстановлении на работе незаконно уволенных людей. Чувствуя отсутствие перспектив привлечения к ответственности за свои действия, они нагло и многократно нарушают законы, используя неэффективность правовой системы для уничтожения профсоюзных организаций и запугивания работников.

Тем не менее, в стране происходят определенные подвижки в направлении повышения эффективности правовой системы, судов и в целом обеспечения верховенства права. И среди бизнес-элит наметилось консенсусное желание, чтобы написанные ими же законы все же выполнялись. Однако немедленно начать выполнять КЗоТ означало бы резко повысить расходы на рабочую силу и, что еще неприятнее, предоставить де-факто профсоюзам и трудовым коллективам широкие права, которые существуют ныне по большей части только в виде мертвых писаных норм. Неудивительно, что бизнес понимает движение в сторону верховенства права как законодательное закрепление фактически сложившихся условий бесправия работников и возможности игнорировать профсоюзы. Само по себе отсутствие верховенства права и лоббирование бизнесом антипрофсоюзного законодательства не является чем-то уникальным в мире. Некоторую специфику украинскому процессу придает разве что тот факт, что элитам важно демонстрировать приверженность «европейским ценностям» и идеалам Евромайдана как перед внутренней аудиторией, так и перед западными партнерами.

Сейчас, когда правительство действительно предпринимает активные меры по выведению занятости из тени, активизируются и процессы реформирования трудового законодательства, как с целью лишения постоянных работников и профсоюзов части трудовых прав, так и с целью упрощения перевода работников с постоянных форм полной занятости на различные «нетипичные». Различные расщепленные формы найма позволяют работодателям если не полностью отказаться от предусмотренных трудовым законодательством обязанностей, то по крайней мере переложить их на посредников.

Расщепленные трудовые отношения существуют в правовом поле Украины уже с 2013 года, когда вступил в силу новый Закон «О занятости населения», легализовавший и деятельность частных агентств занятости (ЧАЗ) по предоставлению персонала. Законом фактически введена новая форма трехсторонних трудовых отношений: одного работника и двух работодателей — реального работодателя и посредника-нанимателя. Такие «треугольные» отношения мы и называем «расщепленными» (функция работодателя в них расщепляется между работодателем де-факто, т.н. конечным работодателем, и работодателем де-юре, посредником, например, частным агентством занятости). Иначе такие трудовые отношения называют еще «заемным трудом» — конечный работодатель как будто «занимает» работников у посредника.

Перед профсоюзами стоит вопрос: как действовать в условиях нового законодательства? Можно ли (и если да, то как) использовать введенное регулирование в интересах работников? Каких опасностей ожидать, к чему готовиться?

В первой части этой брошюры мы попытались разобраться в том, как возникли и что реально представляют из себя атипичные и расщепленные трудовые отношения и их разновидности, какие угрозы они таят для отдельных работников, профсоюзов и общества в целом, какие наблюдаются тенденции их развития и распространения в мире и в Украине.

Во второй части мы подробнее рассматриваем влияние расщепленных трудовых отношений и гибкой занятости на современное украинское общество. Отдельно рассматривается связанный с распространением атипичных форм найма молодежный аспект нелегальной и гибридной занятости. Картину разнообразия проявлений атипичной занятости в различных отраслях экономики дополняют комментарии профсоюзных лидеров и экспертов.

В третьей части детально рассматриваются наиболее распространенные правовые формы атипичной занятости в Украине, анализируются последние изменения в трудовом законодательстве, в том числе — в отношении к другим правовым нормам, действующим в стране. Акцент делается на проблемах применения унаследованных с советских времен законодательных норм и дальнейшего хаотического развития законодательства Украины о труде.

Четвертая часть публикации посвящена перспективам евромодернизации трудового права Украины. Здесь мы сделали попытку продемонстрировать многовариантность процесса адаптации трудового законодательства страны к стандартам Европейского союза. Мы видим, что реформы могут пойти как путем снижения фактического уровня законодательной защиты прав работников и профсоюзов до минимально допустимого согласно Соглашению об ассоциацию с ЕС уровня, так и путем сохранения и расширения фактического правоприменения многих существующих в украинском законодательстве норм, которые, как мы уже отмечали, намного ближе к действующим в развитых западноевропейских странах. Более подробный анализ регулирования атипичной занятости в ряде восточноевропейских стран ЕС позволил продемонстрировать, что даже здесь установлены четкие критерии для защиты от злоупотреблений законом, отсутствующие не только в действующих законах Украины, но и в тех проектах реформирования трудового законодательства, которые рассматриваются сейчас в парламенте в связи с декларируемым курсом на его гармонизацию с европейским.

Нет сомнений, что распространение неустойчивой занятости представляет все большую угрозу для работников Украины и ставит серьезные проблемы перед всем обществом. Это требует от профсоюзного движения страны пристального внимания и выработки единой политической позиции. Мы надеемся, что наша публикация будет способствовать этому процессу.

Полную версию издания вы можете найти на сайте ЦСТИ.