Перевел Николай Старков

За последние тридцать лет неравенство доходов выросло до показателей, которые в последний раз наблюдались лишь в преддверии Великой Депрессии. Как постаралось напомнить нам движение «Захвати Уолл-стрит», один наиболее обеспеченный процент населения Соединенных Штатов зарабатывает в сорок раз больше, чем девяносто процентов менее обеспеченного населения.

И хотя все стороны политического спектра согласны с тем, что имущественное неравенство в США — реальная проблема, нет единого мнения о том, какой способ ее решения лучший. Но что если существует объективный и беспристрастный способ оценить причины неравенства и предложить потенциальное решение? Решение, основанное на чем-то вроде… скажем, математики?

Согласно последнему отчету Института комплексных систем Новой Англии, математический метод и правда можно использовать, чтобы найти решение проблемы неравенства. И, как выясняется, подсчеты демонстрируют эффективность специализированных программ, которые перераспределяют богатства в пользу бедных, в качестве способа минимизации неравенства и усиления экономики в целом.

«Нам необходим хорошо взвешенный, но решительный сдвиг в направлении решения экономических проблем, а также проблем экономического неравенства, — говорит мне Янир Бар-Ям, физик, основатель и директор Института комплексных систем Новой Англии. — Мы зашли слишко далеко с рейганомикой, и теперь нам нужно вернуться назад, чтобы достичь здорового экономического роста».

Институт Бар-Яма, основываясь на исторических данных, компьютерном моделировании, а также больших массивах данных, занимается поиском объяснений и решений наиболее сложных мировых проблем (как и следует из названия института). К примеру, ему удалось предугадать Арабскую весну задолго до самих событий, проводя параллели между мировыми ценами на еду, с одной стороны, и беспорядками и насилием, с другой (более того, исследователям удалось связать рост цен на еду с двумя на первый взгляд незначительными политическими решениями, принятыми за несколько лет до того). В данном случае институт занялся проблемами экономики.

В новом исследовании рассматривается оборот денег в экономике с точки зрения двух основных циклов. В цикле потребления работник получает зарплату и использует ее для покупки вещей. В цикле производства капиталисты вкладывают средства в производство, создавая рабочие места и продукцию для работников, а также прибыль для себя.

«Мы зашли слишком далеко с рейганомикой»

Для того, чтобы экономика страны сохраняла умеренный и устойчивый рост, между этими двумя циклами нужно поддерживать деликатное равновесие. Если потребительский цикл перенасыщен деньгами, возникает нехватка товаров для работников, что приводит к инфляции. Если же деньгами перенасыщен цикл производства, у работников недостаточно денег для покупки продукции, и начинается рецессия.

Незадолго до 1980 года наблюдался дисбаланс средств в сторону потребительского цикла (грубо говоря, слишком много денег и недостаточно продукции), что привело к стремительной инфляции. Вскоре после того, как Рейган занял свой пост и воплотил в жизнь «теорию просачивания», ограничив налогообложение богатейших членов общества, баланс качнулся в другую сторону. Теперь у работников возник недостаток денег, что за последние 37 лет привело к трем рецессиям и глобальному финансовому кризису 2008 года.

«Из этого можно сделать интересный вывод о том, что рейганомика на самом деле была правильной политикой для своего времени, — сказал мне по телефону Бар-Ям.  — Она прекратила дисбаланс в одном направлении, но, в свою очередь, повлекла за собой дисбаланс в другом. Сейчас мы находимся в противоположной ситуации, так что нам нужно двигаться в другом направлении».

«Нужно отталкиваться от контекста», — добавил Бар-Ям.

В центре системы взаимоотношений между двумя циклами находится Федеральный резервный банк США, который использует процентные ставки в качестве клапана, контролирующего оборот денег в экономике — так называемая политика монетаризма. Когда баланс слишком смещен в сторону цикла потребления, Федеральный резервный банк может повысить процентные ставки, чтобы стимулировать сбережения и контролировать инфляцию. Когда баланс слишком смещен в сторону цикла производства, как происходит с 1980 года, Федеральный резервный банк снижает ставки, чтобы стимулировать потребителя занимать (и тратить) деньги. Этот принцип функционирования процентных ставок называется правилом Тейлора.

Обратите внимание на следующий график от Института комплексных систем, на котором изображено отношение инвестиций к потреблению в триллионах долларов. Красными точками внизу графика обозначены рецессии с 1980 года: 1981, 1989, 2000, и финансовый кризис в 2007 году. Каждая прямая демонстрирует, как должен был выглядеть рост экономики, если бы отношение между инвестициями и потреблением было фиксированным.

Отношение инвестиций к потреблению, по годам, в триллионах долларов. Изображение: Институт комплексных систем/Янир Бар-Ям
Отношение инвестиций к потреблению, по годам, в триллионах долларов. Изображение: Институт комплексных систем/Янир Бар-Ям

Как мы видим, сразу после каждой рецессии отношение между инвестициями и потреблением сильно смещается в сторону потребления, так как Федеральный резерв снижает процентные ставки, чтобы увеличить количество потребительских займов и стимулировать траты. Так происходило в 1990, 2002 и наиболее радикально в 2008 году, когда, чтобы позволить экономике США выпутаться из кризиса, процентные ставки федерального фонда впервые в истории упали ниже 1%.

Проблема в том, что процентные ставки уже несколько лет являются настолько низкими, насколько это вообще возможно. Это означает, что запас прочности механизма Федеральной резервной системы, защищающего экономику от крупной рецессии или депрессии, практически исчерпан. С тех пор, как Рейган пришел к власти в 1980 году, потребители накопили 13 триллионов долларов долга, а инвесторы — триллионы долларов капитала.

Как мы видим на графике, тенденция опять поворачивает в сторону инвестиционного цикла. Это означает, что долговая петля уже захлестнула потребителей, они стали меньше тратить, тогда как капиталисты не вкладывают в производственный цикл. Чтобы избежать крупной рецессии, необходимо сбалансировать циклы.

Исследование Бар-Яма и его коллег показывает, что сугубо монетарного подхода к решению нынешней проблемы дисбаланса в экономике США недостаточно. Бар-Ям сравнил это с попыткой водить машину, используя только только педали газа и тормоза, но игнорируя руль. Кроме регуляции с помощью процентных ставок, исследование Бар-Яма указывает на перераспределение богатств в пользу менее обеспеченных слоев населения как на способ восстановить равновесие между циклами потребления и производства.

Этот вывод основывается на теории обратной связи — взгляде на комплексные системы с точки зрения реакции системы на изменения во внешних условиях. На основании исторического анализа Бар-Ям и его коллеги создали модели, которые показывают, как отреагирует американская экономика, когда изменится распределение богатств между циклами производства и потребления. Эти модели демонстрируют, что текущий подход администрации Трампа — урезание бюджетных трат и налоговых ставок для богатых — ошибочен.

Эффективное решение проблемы имущественного неравенства скорее заключается в комбинации государственных налогов, субсидий, налога на прибыль и монетарной политики, рассчитанной таким образом, чтобы позволить наименее обеспеченному сегменту общества стать потребителем.

«Огромный объем потребительского долга становится огромным препятствием для траты денег, — говорит Бар-Ям. — Мы можем говорить о повышении минимальной зарплаты, списании долгов, предложениях о ликвидации долгов по образовательных кредитах — по сути, все, что может сдвинуть этот баланс, сейчас будет правильным решением».

В конечном счете, системный анализ США указывает на политические меры, которые способствуют инвестициям в самые бедные слои общества, будь то через правительственные программы или с помощью более высоких зарплат. Предоставление беднейшим слоям общества средств для покупки потребительских товаров побуждает инвестиции капитала в производство этих товаров. Без этого стимула капитал вряд ли будет инвестироваться, а экономика не будет расти.

Разрыв между имущими и неимущими неуклонно растет в течение последних нескольких десятилетий, и его последствия стало невозможно игнорировать. Но решение проблемы увязло в партийной политике. С одной стороны, Трамп и его коллеги-консерваторы создают законодательный режим, который дает налоговые льготы самым богатым членам общества в соответствии с «теорией просачивания» рейгановской эпохи. С другой стороны, сенатор Берни Сандерс и другие левые призывают к радикальному перераспределению богатства от самых богатых слоев общества к самым бедным.

Как отметил Бар-Ям, существует ряд политических решений, которые могут реализовать это распределение богатства — например, повышение минимальной заработной платы или снижение долгового бремени бывших студентов. И хотя математический и системный анализ могут указывать на перераспределение богатства в качестве решения, фактическая реализация этого перераспределения в основном является политической проблемой.

Остается лишь пожелать удачи тем, кто попытается хоть что-то из этого донести до Трампа.

Источник: Motherboard