Вынесения на повестку дня законопроекта №6688 «О противодействии угрозам национальной безопасности в информационной сфере» 21 июня в Верховной Раде, похоже, не ожидали многие. Проект закона, который, к слову, разработан бывшими украинскими журналистами, предлагает блокировку неугодных правительству информационных ресурсов без решения суда. Фактически, законопроект народных депутатов №6688 повторяет основные требования предложенного Национальной полицией скандального пакета «интернет-гигиены», который из-за массовой критики общественности за год так и не был внедрен.

Законопроект от 21 июня в ряде государственных проектов, которые якобы призваны наконец-то имплементировать Конвенцию о киберпреступности в Украине, выглядел неубедительно: его единожды в прошлом году отправляли на доработку и дважды не включали в повестку дня. Почему Верховная Рада сегодня все же передумала и стала на сторону блокировки интернет-СМИ — вопрос спорный. С одной стороны, железным аргументом чиновников является борьба с кибератаками и противодействие российской пропаганде. С другой, немаловажную роль в активном лоббировании «интернет-гигиены» со стороны депутатов Блока Петра Порошенко (БПП) играет запуск предвыборной гонки. Ведь тогда любой оппозиционный информационный ресурс, который соберется раскритиковать действия правящей партии, может быть признан опасным и несущим дестабилизацию политической ситуации в Украине.

Шаг первый: прелюдия

Скандальный пакет законов, который был принят Верховной Радой 16 января 2014 года, сегодня с оскалом вспоминают многие. Тогда помимо административной и уголовной ответственности за несанкционированные собрания и захват правительственных зданий, члены «Партии регионов» внедрили уголовную ответственность за «экстремистскую деятельность» в сети. Другими словами, срок до 5 лет грозил тем пользователям, которые распространяли на своих страничках в социальных сетях призывы к свержению правительственного строя, нарушению суверенитета Украины либо ее территориальной целостности. Кроме того, тогдашнее правительство предлагало не только бороться с «вредоносными» юзерами, но и без решения суда блокировать информационные ресурсы, которые передают противозаконную информацию, а также ввести тотальный контроль над средствами массовой коммуникации (СМК), которые не имеют нужной государственной регистрации.

Одними из первых на «диктаторский закон» обратили внимание несколько юристов правозащитной организации «Центр гражданских свобод». Контроль информационного поля в стране эксперты назвали «грубым нарушением свободы выражения мнений и свободы информации», так как, к примеру, статья об «экстремистской деятельности» создавала риск, что «экстремистскими материалами» будут признаны любые материалы, направленные против власти.

При этом требования обязательной регистрации интернет-СМИ противоречили мировой демократической практике, а наряду с правом президента в любой момент отставлять членов Национального совета по вещанию эти меры были «направлены на создание полного контроля над медиаполем Украины, а также полного контроля над лицензированием украинских вещателей».

С критикой законов 16 января выступил и Совет Европы. По мнению международных политиков, предлагаемые нормы не соответствовали Европейской конвенции по правам человека, ведь де-факто закон призывал внедрить тотальный контроль правительства над деятельностью интернет-провайдеров и узаконить возможность лишать населения доступа к любым сайтам на основе заключения проправительственных «экспертов».

Инициаторы сегодняшнего пакета изменений — депутат от БПП Иван Винник и депутат от «Народного Фронта» Дмитрий Тимчук — в VII составе ВР не были и за законы 16 января, ясное дело, не голосовали. Но тогда позиция у оппозиционеров была ясна, как белый день: законы 16 января — самая настоящая цензура, а их внедрение — это очередные «происки бандитской власти». На сторону так называемых «евроинтеграторов» стали практически все журналисты, среди которых была и третья инициаторка законопроекта №6688 — журналистка Татьяна Черновол.

С того времени прошло четыре года, Винник, Тимчук и Черновол освоились в депутатских креслах, оценили перспективы и преимущества государственной кормушки и, видимо, передумали. Дескать, кому еще когда-то контроль мешал?

Шаг второй: коитус

О потребности контроля интернет-деятельности после событий 16 января массово заговорили в контексте распространения фейков, российской пропаганды и гибридной войны. Стратегию борьбы с дезинформацией в сети депутаты ВР VIII созыва начали разрабатывать в 2016 году. По результатам этой деятельности 16 и 25 февраля 2017 года Петр Порошенко подписал два указа, которыми ввел в действие решения Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) — «Об угрозе кибербезопасности государства и неотложных мерах по ее нейтрализации» и «О Доктрине информационной безопасности Украины», соответственно.

Основные цели этих документов — выявление и противодействие российской пропаганде в условиях гибридной войны. Другими словами, на законодательном уровне предлагалось внедрить механизм блокировки и удаления интернет-контента, который якобы угрожает государственному суверенитету, пропагандирует «вражескую» идеологию, распространяет коммунистическую либо национал-социалистическую символику.

Впоследствии из-под руки Порошенко выходят еще два указа от 28 апреля 2017 года и от 2 мая 2017 года «О внедрении (и отмене) персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)».

Результатом этих указов стала блокировка двух масштабных социальных сетей в Украине — «ВКонтакте» и «Одноклассники.ру», а также ограничение трансляции более 76 российских телеканалов и запрет на показ более 580 кинолент с участием российских звезд.

Указы президента Петра Порошенко раскритиковали эксперты международной правозащитной организация Amnesty International и Интернет-ассоциации Украины. По мнению экспертов, подобный контроль над информацией в сети является не чем иным, как государственной цензурой, которая в демократическом обществе неприемлема.

Спустя меньше полугода после указов Петра Порошенко, 27 июня 2017 года было совершено ряд хакерских атак на административные и государственные учреждения, к которым был причастен вирус NotPetya. От вируса тогда пострадали сотни сайтов, среди которых сайты аэропорта «Борисполь», ЧАЭС, «Укртелекома», «Укрпочты», «Ощадбанка», «Укрзализныци» и Кабинета Министров Украины.  Именно эти атаки отчасти понизили уровень возмущения указами президента об «интернет-гигиене». А в стране впервые за долгое время заговорили о низком уровне кибербезопасности и о ратифицированной Конвенции о киберпреступности в Украине, о которой с 2005 никто особо не вспоминал.

Кто же тогда создал и запустил вирус? Дискуссии на этот счет ведутся и по сегодня. Версий было две: американские шпионы или ГРУ.

Шаг третий: эякуляция

Хакерские атаки, демонстративный арест блоггеров, которые якобы распространяли призывы к сепаратизму, пропаганда политики анти-фейк — на фоне обсуждения кибербезопасности в стране в 2017 году развивался ряд куда более важных для народа проблем, таких как, например, утверждение неолиберальных реформ и прочих просьб МВФ, которые в результате привели к повышению тарифов на комуналку, инфляции и девальвации национальной валюты. Так о февральских указах Петра Порошенко ненадолго забыли, пользователи освоили TOR и VPN и, казалось бы, в интернет-свободе снова штиль.

9 мая 2018 года вступил в силу закон «Об основных принципах обеспечения кибербезопасности Украины», согласно которому в стране должна быть создана Национальная телекоммуникационная сеть и Государственный центр киберзащиты. Также сформирована правительственная команда реагирования на компьютерные чрезвычайные происшествия для анализа данных о киберинцидентах и для предоставления практической помощи по устранению их последствий.

На фоне этого закона в правительственных кругах снова заговорили об усилениях мер по кибербезопасности, а именно о рассмотрении предложения, которое поступило от членов Национальной полиции, под названием «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно имплементации положений Конвенции о киберпреступности». Согласно этому документу, сотрудникам СБУ или Министерства информационной политики разрешалось бы блокировать ресурс или пользователя без решения суда по собственному усмотрению. При этом в Нациполиции подобное требование аргументировали Конвенцией о киберпреступности в Украине.  

Эксперты и правозащитники, изучив вдоль и поперек Конвенцию, не нашли ни одного пункта, который бы разрешал блокировать сайты по желанию определенных лиц, и поэтому назвали инициативу Нацполиции «прямым нарушением прав человека в правовом государстве».

Инициатива №6688 «О противодействии угрозам национальной безопасности в информационной сфере» практически один в один повторяет предложение Национальной полиции. Такими «угрозами» предлагается считать «оказание воздействия на принятие решений или совершение или несовершение действий органами государственной власти либо органами местного самоуправления, должностными лицами этих органов, объединениями граждан, юридическими лицами».

Помимо этого, в списке угроз — действия, «направленные на нарушение общественной безопасности, устрашение населения, провокацию военного конфликта, международного осложнения или привлечение внимания общественности к определенным политическим, религиозным или иным взглядам виновного (террориста)», — сообщила на своей страничке в Facebook первая заместительница Главы комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова, депутатка Ольга Червакова.

Согласно законопроекту, о таких противозаконных действиях так называемых «террористов» в СМК говорить ничего нельзя будет, нельзя будет и анализировать или поддавать критике их действия и поступки — в противном случае такая информация, написаная журналистом или блоггером, будет считаться частью «технологического терроризма». А значит, информационный ресурс либо пользователь, который провел расследование, анализ или просто оповестил читателей (подписчиков) о «неугодных» лицах или темах, может быть заблокирован на 48 часов до выяснения обстоятельств. В свою очередь, штраф для провайдеров за неисполнение этого предписания — 1% годового дохода, при повторном нарушении — 5%.

Конечно же, списков тем, о которых нельзя писать в СМК, нет и, вероятно, не будет. Как проголосуют за законопроект о цензуре народные депутаты — будет известно вскоре. А пока, может, лучше заранее вспомнить детскую поговорку «Меньше знаешь — крепче спишь»?