25 ноября три корабля ВМС Украины, которые пытались пройти через Керченский пролив, были обстреляны российскими вооруженными силами, а их команда, 6 членов которой были ранены, задержана Российской Федерацией. Это стало поводом для экстренного заседания Совета национальной безопасности, выдвинувшего инициативу по внедрению в Украине военного положения. Решение поддержал Президент, а в понедельник, 26 ноября, за введение военного положения на территории 10 областей проголосовала Верховная Рада. Однако и причины введения военного положения и его возможные последствия для населения вызывают немало вопросов. Какие военные мероприятия будут проходить в новых условиях? Ограничения гражданских свобод применят к гражданскому населению? Каковы политические последствия такого шага и как военное положение повлияет на развитие ситуации в стране накануне выборов? Чтобы получить ответы, мы обратились к экспертам в различных областях, чтобы услышать их оценки происходящего.

Что стало причиной введения военного положения и знает ли власть, что с ним теперь делать? Кто получил политические дивиденды от такого решения и как введение военного положения повлияет на политический ландшафт перед выборами? Об этом рассказывает политолог Алексей Якубин.

Во-первых, мне кажется, сама власть до конца не понимает, как военное положение будет работать на практике, потому что оно в Украине вводится впервые в истории. Порошенко сказал, что введение военного положения поможет ему в случае угрозы активизировать все силы и начать действовать. Один из ключевых вопросов таков: означает ли его введение актуализацию всех пунктов, связанных с ограничением прав и свобод граждан Украины? В первую очередь права на передвижение, на массовые собрания, на контроль над информацией, права на собственность и жилье. Скорее всего, власть займет некую выжидающую позицию и не будет использовать сразу все ограничители. Например, введение комендантского часа или экспроприация имущества граждан для военных нужд, если непосредственно на территории этих областей нет военных действий, будет выглядеть, мягко говоря, очень странно.

Мне кажется, изначальная задумка президента была в том, чтобы ввести военное положение на территории всей страны, сорвав таким образом президентские выборы. Этого сделать не удалось, и то, что мы имеем — некая попытка сохранить лицо.

Есть еще важный нюанс. Десять областей, где вводится военное положение, не являются регионами активного электорального ядра для президента. Военное положение в какой-то мере может выглядеть как деление Украины на разные сорта, потому что получается, что там есть военное положение, а в Киеве и Львове нет. Во-вторых, это выглядит как попытка мести, что ли, юго-востоку, потому что в основном это юго-восточные области плюс Винницкая область — как попытка создать некую напряженность в этих регионах, население которых, по данным социологии, и так относится к власти критично.

В данный момент Порошенко получил возможность усилить свое влияние в этих десяти областях. Более того, я не исключаю, что он создал для себя возможность торга с кандидатами в президенты и олигархическими группами касаемо будущего. Военное положение — хотя его и ввели только на тридцать дней — означает, что у президента теперь есть возможность продлить его без согласования с парламентом, а это может даже создать угрозу проведению президентских выборов. Если президент пролонгирует действие военного положения на территории отдельных областей, получится, что в одних областях начнется предвыборная кампания, а в других — нет. Там выборы просто-напросто не состоятся. А победитель таких выборов неизбежно столкнется с кризисом легитимности.

Тема военного положения помогла переключить внимание общества с темы бюджета, тарифов и так далее на вопрос военного положения и того, что будет дальше. Эта власть на данный момент, как она считает, закрыла сразу несколько тем, которые могли иметь для нее негативный характер. Тем не менее, Банковой не удалось достигнуть своей цели. Судя по всему, одной стороны, было сопротивление части украинских политиков и части олигархов, что мы видели в зале Рады. А с другой — влияние западных стран, в первую очередь Берлина.

Не думаю, что введение военного положения добавит Порошенку баллов или мобилизует вокруг него избирателя, потому что даже та часть электората, которая не против военного положения, в данный момент не понимает: а какова его цель? Что должно измениться за этот месяц, чтобы можно было считать его введение оправданным?

Есть вопрос, как военное положение повлияет на экономические процессы. Уже видно, что напряженность из-за введения военного положения сказывается даже на такой банальной вещи, как разница в курсах валют — то есть в Одессе и Харькове, например, курс доллара к гривне один, а в Киеве — совсем другой. Возможно, кто-то уже зарабатывает на теневом рынке валют. Вопрос, будет ли власть пытаться использовать военное положение для усиления своего контроля над медиасферой — например, для влияния на региональные СМИ. Более у того, у власти есть возможность отключить центральные СМИ или ввести запреты на региональном уровне. То есть мы можем стать свидетелями появления двух информационных повесток. Одна — тут, где не введено военное положение, а другая — доступная в тех регионах.