С началом зимы в Киеве традиционно открываются пункты обогрева. Особенно их адреса становятся актуальными с наступлением крепких и затяжных морозов. В таких местах всегда могут найти горячий чай и теплую одежду бездомные и люди, попавшие в беду. Пункты обогрева часто не только спасают человека от холода, но и выполняют другие важные социальные функции — например, поиск пропавших людей — хотя и не все из них работают исправно. Во время февральских снегопадов и морозов мы побывали в нескольких киевских пунктах обогрева и узнали, как они работают и кого укрывают от холода.

«Такого нет, чтоб не помогли…»

Окна полуподвального помещения ЖЭКа на бульваре Дружбы народов, 30/1, светятся. Сюда протоптана дорожка, у окна стоит метла, идет снег. Вечером на улице -8°C, но пункт обогрева здесь работает круглосуточно. В кабинете дежурного полицейский со скучающим видом смотрит на смартфоне сериал. Работник полиции тут — важное условие для того, чтобы пункт обогрева работал круглосуточно. Он здесь дежурит с 18:00 по 08:00.

В комнате на столе — аптечка, чай, сахар, батон, туалетная бумага. Сотрудница ЖЭКа Наталья, которая также сегодня дежурит по пункту обогрева, делает перевязку одному из постояльцев. Его рука явно не в порядке — опухла и покраснела. Это последствия неправильно сросшегося перелома, но бездомный ни в какую не хочет обращаться за профессиональной медпомощью.

— Принесу тебе мазь Вишневского. Может, ты родным сообщишь? — спрашивает у него Наталья.

— Каким родным? За 500 километров отсюда? — удивляется бродяга. Он благодарит женщину за помощь, берет с тумбы одноразовый стаканчик с пакетиком чая и сахаром и отправляется за кипятком. Мужчину зовут Владимир. Он бродяжничает уже три месяца и на улице оказался весьма традиционным образом: 

— Жилье есть, только очень далеко. В Сумской области. Приехал на заработки, заработал, ограбили и остался без ничего.

В пункте обогрева, кроме него, в это время еще шесть человек. Для живущих на улице ЖЭК обустроил просторную комнату. По периметру разложены матрасы, на батарее сушится обувь. Окно занавешено одеялом — от сквозняков и посторонних взглядов. Несколько человек тихо спят на полу. Другие еще бодрствуют. Обычно здесь находятся до полутора десятка посетителей.

— Я вышел из больницы, домой не пошел. Приехал сюда. Моя жена всю жизнь мной мучается. У меня черная болезнь. Знаешь, что это такое? — говорит киевлянин Алексей. У него эпилепсия. — Мне нельзя ни волноваться, ни переживать, ни психовать.

Как правило, народ в пункте обогрева ведет себя мирно. Хотя без буйных, любителей выпить и подраться также не обходится. Но все стараются вести себя пристойно и очень благодарны за приют. Днем они помогают сотрудникам ЖЭКа убирать территорию.

Постояльцы пункта обогрева обеспечены едой. Ее организовывают волонтеры, управляющая компания района и религиозные организации. В меню — супы, салаты, макароны, котлеты, каша, булки, чай, хлеб, варенье.

— Это привозят из ресторана, — Наталья открывает дверцы шкафа и показывает порциями упакованную по судкам еду. Выглядит свежо и аппетитно. — Сегодня они ели суп, а завтра будут есть вермишель с салатом.

Бездомные очень ценят, что пункт обогрева работает круглосуточно. Иначе они бы ночевали по переходам и у станций метро, но там не всегда можно задержаться.

— Мороз ночью ударил, куда людям? — говорит Алексей. — Люди в переходах, люди на вокзалах. Билета если нет, выгоняют. Перед тем, как сюда попасть, я был на метро «Печерская» в переходе. Милиция меня там хорошо знала. Матрас скрутил, занес им, поработал, матрас взял, постелил, лег.

Похожие порядки на выходе из этой станции метро сохраняются и сейчас, но в четырех стенах уютней, чем на сквозняке.

— Здесь такого нет, чтобы не помогли, — говорит Наталья и протягивает Алексею новую пару шерстяных носков.

— Прям как мама вязала, — отвечает он.

«Походишь 2-3 часа, руки отмерзают» 

Стационарные пункты обогрева открыты в Киеве с 1 декабря. Когда наступают морозы и температура три дня держится -10°C, некоторые из них начинают работать круглосуточно. Всего по Киеву 33 таких пункта — по 3-4 на каждый район. 10 из них работают в круглосуточном режиме. Как нам сообщили в Департаменте муниципальной безопасности КГГА, с начала нынешней зимы по 19 февраля 2021 года услугами открытых в городе пунктов обогрева воспользовалось 1608 человек. Около четверти из них — пунктами обогрева при территориальных центрах социального обслуживания.

Большинство их посетителей — бездомные. Официально их называют людьми, которые проживают на улицах, чердаках, подвалах или в непригодном для проживания жилье. Согласно данным, предоставленным Департаментом социальной политики КГГА, на конец 2020 года на учете в Киеве пребывали 3434 бездомных. С начала 2021 года на учет взято 35 человек. Это люди, которые лично обратились в Центр учета бездомных лиц. Статистические данные об общем количестве бездомных в Киеве отсутствуют.

— Те, кто пребывает у нас на учете, они отмечаются, они есть, — говорит заместитель директора Центра учета бездомных при Департаменте социальной политики КГГА Ярослав Коломиец. — В целом, все, кто у нас пребывает на учете, имеют или удостоверение, или уже восстановленные документы, то есть паспорта. Если человек умирает, нам поступают данные с ЗАГСа о том, что человек умер. За период с декабря по январь у нас два человека умерло по возрасту, а обморожения или получения инвалидности — такого не было.

Точное количество бездомных, которые могли погибнуть от морозов на улице, назвать невозможно. В отделе коммуникаций Нацполиции Киева нам объяснили, что такой квалификации как «замерз» нет, причина смерти может быть разной, и статистика погибших от холода не ведется.

— Если вы заметили, у нас здесь на территории не курят, — строго говорит охранник территориального центра социального обслуживания Шевченковского района и проводит в пункт обогрева. Мы находимся по адресу улица Богдана Гаврилишина, 11а. Сейчас день, а на улице -10°C. Пункт обогрева расположен в торце здания и имеет отдельный выход. Он работает каждую зиму с 2017 года. В объявлении было указано, что пункт открыт только по будням в рабочее время центра. Оказалось — круглосуточно. Ежедневно в центре находится сторож и дежурный. Принимают всех и не просят документов.

— Человек может прийти в любой момент, если он замерз. Ему нальют чаю, есть что перекусить. Помыться, поспать нет где, — рассказывает заместительница директора центра Ольга Румак. У входа в пункт обогрева на столе — традиционные для таких мест чай, печенье и аптечка. — В основном люди обращаются на ночь, те, кому негде переночевать. Приезжают на заработки, им негде деться, например, еще не сняли жилье или приехали и не устроились, понемногу зарабатывают деньги, чтобы поехать домой. Они приходят и ночуют тут.

Пункт обогрева состоит из двух комнат. В одной из них молча сидят трое мужчин, отдыхают от холода. Говорят, что об этом месте узнали случайно, прочли объявление возле станции метро. В другой комнате есть туалет и умывальники. В наличии банк одежды — много коробок, где каждый может подобрать себе нужную вещь. В пункте обогрева есть даже шкаф с книгами. Прилечь здесь сложно. Кроватей нет, поэтому ночь здесь можно только пересидеть на стульях. 

Этот центр находится неподалеку от железнодорожного вокзала, многие приходят оттуда. Трое посетителей рассказывают, что приехали в Киев на работу и пока испытывают «временные трудности».

— Походишь 2-3 часа, руки отмерзают, — говорит Александр. — Благодаря этому пункту обогрева мы в тепле, есть у нас пища и крыша над головой. Без него было бы очень тяжело.

Стройка, погрузка товаров в супермаркетах и на рынках, клининговые компании. Это тот спектр мест, где такие люди ищут себе работу. Заработав несколько десятков гривен, они могут найти ночлег в единственном на весь Киев социальном отеле на Суздальской, 4/6, где есть весь необходимый персонал, в том числе медики и социальные работники, есть прачечная. Там нужна справка об отсутствии туберкулеза, а здесь, в пункте обогрева, принимают без особых документов и справок о социально опасных болезнях. 

На работе пункта обогрева этой зимой отразилась пандемия. Согласно правилам пребывания, посетители должны быть в средствах индивидуальной защиты — защитных масках или респираторах, не иметь признаков ОРВИ (кашель, насморк, повышенная температура). Но учитывая ту проблемную ситуацию, в которой часто оказываются посетители, это звучит как формальность. Кроме того, они не должны пребывать в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Им запрещается пить, приносить колюще-режущие предметы и бродить по другим помещениям.

В пункте обогрева всегда на связи с двумя службами. Во-первых, это скорая помощь: у обратившегося человека могут быть признаки обморожения и другие проблемы со здоровьем. Во-вторых, полиция. Патрульные постоянно объезжают все пункты обогрева в городе и оставляют номера своих телефонов на случай, если для сотрудников центра возникнет опасность.

— У нас были разные инциденты, — рассказывает Ольга. — Бывает, человек ведет себя агрессивно, может достать заточку. У нас и кровью по стенам писали, у нас все было. Мы вызываем полицию, и она приезжает, как правило, быстро. Если мы видим обморожение, сразу вызываем скорую. Пока человек обогревается, приезжают медики. Как правило, скорая забирает таких людей сразу.

В углу пункта на столе лежат Библия, молитвенник и объявление «Пропал человек!» Бездомные могут знать или видеть пропавших людей, которых ищут родные. Кроме обогрева и оказания первой помощи, пункты обогрева порой выполняют важную социальную функцию. Сотрудники центра рассказывают, что этой зимой удалось найти человека, считавшегося без вести пропавшим или погибшим. В пункт обогрева обратилась женщина лет 60-ти. С помощью полиции удалось установить ее личность. Родственники приехали забрать ее аж из Запорожья. Бывают и другие случаи. Мужчину пожилого возраста выгнали из дому. Он пришел в пункт обогрева, и вернуть его в семью удалось с помощью правоохранительных органов. А год назад в пункт обратился парень лет 25-ти. Как и многие, попавшие на улицу, он приехал на заработки, но совсем растерялся в городе. Сотрудники центра собрали ему денег на билет домой.

«Над ними кто-то должен быть» 

— Вам чего? — спрашивает хмурый коммунальщик у входа в аварийно-восстановительный участок Оболонского района, закуривая.

— А здесь пункт обогрева? Или вход с другой стороны? — спрашиваю. На улице в целом комфортная погода, но дело движется к -10°C.

— Уже закрываемся, — говорит мужчина, но впускает меня за порог, и свежий воздух улицы сменяется на теплый с запахом разогретой еды в помещении.

У входа встречает радушный и живой мужчина — видимо, старший.

— Сказано, что работаете вы круглосуточно…

— Это с завтрашнего дня, — говорит он. — А вы что, замерзли? Заходите, я вам чаю налью. Можете тут погулять, отогреться.

Такое гостеприимство удивляет. Именно здесь, в пункте обогрева по улице Иорданской, 7а, вечером 10 февраля не хотели впускать бездомного. Дело закончилось скандалом и разбирательствами, а проблема так и не решилась.

— А где же бездомные? — интересуюсь.

— Были здесь, когда морозы -20°C стояли, да разошлись.

— А куда же они пошли?

— Мы не знаем. Мы на них GPS-датчик не ставим.

Пункт обогрева в здании этого коммунального предприятия — комната с соответствующей табличкой у входа, но сейчас она закрыта. Коммунальщики рассказывают, что бездомных привозит к ним полиция. Те обогреются немного, попьют чаю и пытаются покинуть пункт обогрева, чтобы не попадаться на глаза стражей порядка вновь.

— Чтобы пункт обогрева был доступен для бездомных, необходим дежурный от полиции? — продолжаю интересоваться.

— Понимаете, над ними кто-то должен быть, — отвечает другой коммунальщик в спецовке. — Приходят всякие. А может, у них коронавирус или туберкулез.

Такое замечание звучит странно, поскольку в других пунктах обогрева медицинских справок у бездомных, да и у других посетителей не требуют и помогают без формальностей. Видимо, многое в обслуживании пунктов обогрева зависит от людей, которые там работают и дежурят.

— А что же нужно, чтобы этот пункт обогрева работал круглосуточно?

— Организация. Есть команда, мы выполняем, — говорят коммунальщики. Очевидно, им необходимо более подробное и убедительное указание сверху, чем просто открыть пункт обогрева.

К сожалению, в ситуации, когда человек может не попасть в пункт обогрева по адресу, указанному на официальной странице государственных и местных служб, нет ничего необычного. Например, субботним днем, когда на улице было -12°C и разыгралась метель, пункт обогрева по адресу Жмеринская, 22а, был закрыт. Объявление на дверях гласило: «Пункт обогрева (круглосуточно)». Но ожидания и попытки открыть дверь ничего не дали, а звонка на дверях не оказалось. — У нас там дежурный круглосуточно, — пояснил нам в телефонном звонке ответственный за этот пункт обогрева Юрий Хоменко. — Двери могли быть закрыты, нужно было постучать. В субботу приходили люди, обогревались около десяти вечера, в два ночи приезжали. Возможно, дежурный пошел обход делать, потому что согласно должностной инструкции он должен каждые два часа сделать обход. А так дежурный всегда на месте.

Возможно, здесь пункту обогрева не хватило организации и персонала. Дежурный должен быть не один, а несколько. Можно задействовать специализированного социального работника, а не просто сотрудника ЖЭКа. И не стоит забывать, что сотрудники центра обогрева также должны быть защищены как в плане здравоохранения, так и личной безопасности.

«Нужна служба спасения бездомных»

Пункты обогрева для бездомных являются скорее паллиативной и временной мерой в зимний период, а необходима более основательная работа.

Начиная с 2006 года, в зимний период в Киеве проводится социальное патрулирование, чтобы обеспечить бездомных горячим питанием, теплой одеждой и обувью.  Бездомных информируют, где они могут переночевать. Создается выездная бригада в составе социального работника, водителя и повара. Она ежедневно раздает питание 200 бездомных в местах их скопления. Дополнительных средств из бюджета города на функционирование пунктов обогрева не выделяется. 

Ярослав Коломиец рассказывает, что столице необходим дневной центр пребывания бездомных. Такое учреждение функционировало при одном благотворительном фонде, но перестало существовать в 2016 году, поскольку фонд не смог обслуживать свою деятельность и был расформирован. Там же работала и служба спасения бездомных.

— У нас на сегодня в городе Киеве нет душевых, где можно принять душ, парикмахерских для бездомных, — рассказывает Ярослав Коломиец. — Есть одна прачечная на Народного ополчения, но туда бездомных не пускают. На Суздальской — дом ночного пребывания. Они работают круглосуточно, когда -10°C. В дневном центре обязательно должна быть «прожарка» — обработка одежды и человека от насекомых, блох, — прачечная, банк одежды, парикмахерская и зал, где они могли бы находиться.

Раньше от такой службы спасения на помощь бездомному выезжали фельдшер и соцработник. Они забирали человека в центр, где ему могли оказать необходимую медицинскую помощь и дать лекарства. Ярослав Коломиец говорит, что неоднократно подавал в КГГА предложения создать именно такой  дневной центр и службу спасения при нем, но тщетно.

— Ни одного ответа не было, — говорит чиновник. — Я понимаю, что на это нужна и лицензия, и лекарства, и зарплата для врачей, больше, чем в больницах. Но на сегодня в Киеве никто не занимается вопросом, что в городе негде бездомным обрабатывать себя и свои вещи.

* * *

Спустя несколько дней мы снова навестили бездомных в пункте обогрева на Дружбы народов, 30/1. Бездомный Владимир, у которого были проблемы с рукой, покинул пункт обогрева и отправился все-таки в больницу, предусмотрительно прихватив с собой чужой мобильный телефон: на медпомощь могут понадобиться деньги. Его недавние соседи на него зла не держали.

— Вряд ли он сюда еще вернется, — говорили они. В окно было видно, как идет тихий снег и спешат домой люди. — А нас здесь все устраивает. Вот только морозы пройдут, пойдем искать работу.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.