Вебкам развивается на просторах Интернета уже длительное время и славится тем, что это простой способ быстрого заработка. И хотя в Украине он официально запрещен, я решила испытать на себе, каково это — быть вебкам-моделью, и поговорила с девушкой, которая в этой сфере уже полгода. Этот текст о личном опыте, восприятии моделями своей деятельности, работе студий и о том, действительно ли это легкие деньги.

Твой парень — счастливчик!

У меня жутко трясутся руки, пока я запускаю трансляцию. VPN уже включен. Волнение вперемешку со страхом. Раньше я много шутила о том, что уйду в вебкам, чтобы заработать денег на жизнь, но когда дошло до дела, то стало как-то не по себе. С первой минуты начинается поток людей, которые заходят в комнату. Я думала, что 30 человек — это уже много, но когда их стало 122, я окончательно опешила. Скорее всего, мою трансляцию выводят в топ, так как я новенькая.

Я сижу, улыбаюсь в камеру и не понимаю, что мне делать. Нет, я понимаю, чего от меня хотят и зачем сюда пришли, но сознание того, что нужно снимать с себя одежду, еще не пришло. Серая растянутая домашняя футболка и растрепанные волосы, которые постоянно поправляю от волнения, — идеальная вебкам-модель. Я значительно отличаюсь от девочек, которые там стримят: с макияжем, прической, идеальной камерой, стонами, игривыми движениями и флиртом. Я скорее похожа на стеснительную картошку.

Понимаю, что если просто сидеть и улыбаться, то надолго я аудиторию не задержу. Поднимаю футболку, оголяя живот, и глажу себя по телу. В голове туман, руки дрожат до сих пор. В чате поток сообщений, восхваляющих мою фигуру.

Те, кто заходят посмотреть, постоянно делают комплименты моей улыбке, глазам и пишут, что я очень красивая. Наверное, так говорят всем. 90% времени я улыбаюсь и отвечаю в чате. В личку прилетают первые сообщения. Удивительно, но меня не просят показать сиськи или подрочить. Это все просят в общем чате. Люди интересуются, первый ли это раз и как я себя чувствую. Пишут, что я милая, сексуальная и красивая, дают советы. Мужчина спрашивает, есть ли у меня парень. Отвечаю, что да. Он называет его счастливчиком.

На самом деле, было бы логично сначала настроить разные параметры, ограничить доступ для зрителей из России и Украины и верифицироваться. Но поняла я это уже слишком поздно.

Прохожу все стадии от отрицания до принятия и решаюсь показать немного больше тела, чтобы удержать зрителей. Кручусь перед камерой. В общем чате пишут грязные вещи, кидают гифки и просят показать больше. Зрители очень терпеливы. Я долгое время просто сижу и отвечаю в чате, ничего не показывая, а они не уходят.

Какой-то мужчина в личке спрашивает меня, люблю ли я большие члены. То ли из вежливости, то ли от растерянности отвечаю, что да. Прилетает первый дикпик. Не такой и большой у него член, на самом деле. Стандартный. За ним следует приглашение в снепчат, чтобы я могла посмотреть, как он себя ублажает. 

Для верификации и получение токенов (местная валюта) нужно документами подтвердить свой возраст. Многие начинают подозревать меня в том, что я фейк, так как я этого не сделала. В чате возникает вполне справедливый вопрос о том, зачем я это делаю, ведь я не могу получать токены. Объяснять, что я журналистка с редакционным заданием, я все же не стала и просто завершила трансляцию. Все, что хотела, я уже узнала.

«Легкие деньги» или эмоциональная ловушка? 

Жанна затягивается сигаретой, выдыхает дым и попутно рассказывает мне о своей работе. Ей 24, она из Санкт-Петербурга, у нее короткие розовые волосы и круглые очки. Заниматься вебкамом она начала полгода назад. Из работы на студии Жанна постепенно перешла на работу дома. Девушка ведет тикток и блог в инстаграме, где шутит и говорит о вебкаме. Она хочет снимать стигму с работы вебкам-моделей и рассказывать людям о том, как все происходит внутри этой сферы. Я нашла ее в тиктоке и договорилась о разговоре по скайпу. Все окружение Жанны, включая родителей, знают, чем она занимается, с первого дня и поддерживают ее в этом.

— Никто из моего круга общения даже не подумал изменить ко мне отношение. Мама меня даже поддержала. Я знала, что она не будет меня осуждать. На тот момент у меня был молодой человек, который не понимал, как к этому относиться. Я сказала, что мне плевать. Мы не в 19 веке и это мой выбор. Я дала понять, что я при этом не изменяюсь и не становлюсь более легкодоступной. 

Работа в вебкаме стала для Жанны чем-то вроде спасательного троса. После трех лет работы по специальности она нашла объявление на Headhunter и в первую же смену заработала 9 тысяч рублей.

 — Я по своей натуре очень нересурсоспособная. У меня депрессия, я хожу к психологу и лечу ее. И те три года, когда я работала бухгалтером за 35 тысяч в месяц, были для меня адом. Потому что тебе нужно встать с кровати, сесть на электричку, приехать в офис и работать эти ебаные 8 часов. Сейчас работа позволяет мне выходить тогда, когда у меня есть энергия.

Жанна

Вебкам-модели воспринимают это занятие скорее как временную возможность обеспечить себе более комфортную жизнь, а не как основную профессию. Вчера была одна из лучших смен Жанны за полгода, которая принесла 38 тысяч за три часа работы. Девушка не планирует оставаться в вебкаме больше двух лет, хочет выучиться на психолога и закончить курсы графического дизайна. Работа в вебкаме, по словам Жанны, дает ей много свободного времени, большое поле для коммуникации с людьми и финансы. 

— Это нестабильно, как и любой фриланс. Странно, что я приравниваю это к фрилансу, но это действительно очень похоже. Ты работаешь из дома, никогда не знаешь, сколько тебе заплатят и когда упадет заказ. Сегодня ты можешь заработать 38 тысяч, а завтра 100 рублей.

В вебкам часто идут молодые девушки и студентки, чтобы улучшить свое финансовое состояние. Они не воспринимают это как проституцию, а скорее как возможность удобного заработка.

Вебкам — это не всегда только о сексе и насилии над собой, уверяет девушка. Основная целевая аудитория таких сайтов — платежеспособные мужчины от 30 до 50, которые нередко заходят, чтобы пообщаться. У Жанны есть мемберы1Зарегистрированные пользователи — Прим. авт., которые не заплатили ей ни одного токена за 6 месяцев, но все это время были с ней. Она знает, как зовут их собак, как у них дела и чем они занимаются. На стримах девушка играет на укулеле, поет песенки, много шутит и общается с англоязычней аудиторией с помощью переводчика. Она сама называет такую работу «легкими деньгами».

— Когда люди заходят к тебе в комнату2Тут — страница с трансляцией. — Прим. авт. и просят что-то показать, а ты к этому не готова, ты можешь отказаться. Если он начинает вести себя нагло, агрессивно и невежливо, ты можешь его забанить. Удивительно, но люди на таких сайтах чаще заходят, чтобы пообщаться. Это как стримы на твиче3Twitch — популярная стриминговая платформа. — Прим. авт., просто здесь можно делать больше. Люди, которые приходят — это не денежные мешки, а ты — не вещь для них. Там нет объективации, как бы парадоксально это не звучало. У меня есть мембер, который недавно написал мне, что у него нашли рак 4 степени и вероятность выжить у него 10%. И эмоционально это пиздец. Я не знала, как его успокаивать. Да я и не собиралась. Как тут нахуй успокоишь человека, у которого 4 степень рака? Моя задача сейчас — просто быть рядом, почаще писать и поддерживать. У меня были мысли, что я сейчас куплю билеты, сорвусь и поеду к нему. Это не просто какие-то никнеймы в интернете. Это живые люди.

Вебкам — это яркий пример выполнения эмоциональной работы. Удовлетворение эротических фантазий стоит наравне с сопереживанием, заботой, разделением с человеком его эмоций, вежливым общением. Все это в итоге приводит к чувству облегчения и удовлетворения, ощущению своей нужности и важности. Стюардесса обязана улыбаться несмотря на то, насколько она устала и как себя чувствует. Тут те же правила. Модель знает, какие эмоции ей нужно переживать в этот момент, и демонстрирует их, часто подавляя свои собственные. Управление эмоциями — важная часть работы в вебкаме. Травматичность и энергозатратность этого опыта может проявлять себя в виде истощения или эмоциональных срывов. Арли Хохшильд, исследовательница эмоционального труда, полагает, что когда выражаемые чувства регулярно расходятся с внутренними ощущениями, то это вероятнее всего приводит к «самоотчуждению», потере чувства и «эмоциональному диссонансу».

Принципы работы вебкам-студий

Некоторые вебкам-модели предпочитают работать на специальные студии, а не сами на себя. Там помогают разобраться в тонкостях работы, интерфейсе сайта и в выведении денег, в общении, но при этом забирают большой процент заработка. Если это онлайн-студия, то около 15%, офлайн — 35% и больше. На самом деле, разобраться в сайте не так уж и сложно. Базовое знание английского и интуиция вполне помогут. Больший плюс от студии — это, конечно же, аппаратура и обустроенное рабочее место. С обычной вебкой и плохим микрофоном красивое шоу не сделаешь.

Российская онлайн-студия, с которой я связалась после разговора с Жанной, отказалась со мной сотрудничать. В Украине вебкам запрещен на законодательном уровне, и они сообщили мне, что «не хотят проблем», посоветовав найти офлайн-студию в своем городе. В России на вебкам прямого законодательного запрета нет.

По словам Жанны, есть «трудовой договор», который не имеет юридической силы, но поддерживает дисциплину. Ты подписываешь его, соглашаясь с определенными правилами: что со своей стороны для тебя дает студия и что обязан делать ты. Также есть определенные правила из разряда «закинуть плед в стиральную машину после себя и убрать в комнате». Некоторые студии против того, чтобы курили в кадре. Моделям предоставляют скидки на игрушки или покрывают процент затрат на них. Но не всем так везет. Некоторые студии могут штрафовать моделей без особых причин, чтобы покрыть затраты на аренду. Могут вообще не выплачивать деньги. Также в студиях стараются поддерживать дисциплину. Иногда это доходит до контроля сообщений, чтобы с мембером не было прямого контакта и модели не зарабатывали в обход. Также существует система штрафов за прогулы, опоздания, сон на рабочем месте и т. п. Для каждой студии это индивидуально.

***

Я пишу этот текст спустя полчаса после окончания трансляции, и меня до сих пор трясет. Это точно не худший опыт в мой жизни, но те 17 минут оставили после себя очень много смешанных эмоций и мурашки по коже. Замечаю, что у меня появилось 43 подписчика. Родственникам этот материал я точно читать не дам.

Текст написан в рамках проекта «Школа социального репортажа» при поддержке Фонда им. Розы Люксембург в Украине

Читайте также:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. Зарегистрированные пользователи — Прим. авт.
2. Тут — страница с трансляцией. — Прим. авт.
3. Twitch — популярная стриминговая платформа. — Прим. авт.