«Мы победили в войне ИГИЛ. Настало время возвращаться домой… Наши парни, наши молодые девушки, наши мужчины — они все возвращаются назад, и возвращаются сейчас». Такими словами 19 декабря 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о своем решении вывести 2000 американских военных из Сирии. Это поистине историческое решение не встретило одобрения даже в рядах однопартийцев президента. Уже 21 декабря в знак несогласия с политикой Трампа подал в отставку министр обороны США генерал Джеймс Мэттис. Ведь за восемь лет гражданской войны Сирия превратилась в поле боя крупных геополитических игроков, и уход США будет означать ослабление их позиций в регионе в пользу Турции, Ирана и России. Но главное, без какой-либо поддержки останутся главные союзники США в регионе — сирийские курды. И хотя позже американская военная администрация существенно смягчила заявление Трампа, 11 января 2019 года с территории Сирии начали вывозить армейское оборудование.

Какая же ситуация сложилась на данный момент в Сирии? С чем связано это решение Дональда Трампа? Чем оно может обернутся для сирийских курдов и их социального проекта? Об этом рассказывает Игаль Левин.

Расскажи, пожалуйста, как нынче ситуация в Сирии? Кто с кем сейчас конфликтует и насколько борьба с ИГИЛ еще на повестке дня?

На данный момент ИГИЛ больше не является главным противником. Но опасным — да. ИГИЛ контролирует юг Сирии у реки Евфрат и пустынные регионы. А в подполье, по оценкам американских экспертов, игиловцев больше 10 тысяч. Более того, они очень популярны среди населения. На территориях, где был халифат, постоянно происходят теракты.

Но сейчас главный вопрос — это вопрос власти над Сирией. Потому что с одной стороны есть режим Башара Ассада, который поддерживают Иран и Россия. Он контролирует западный берег реки Евфрат плюс Дамаск и Латакию и отстаивает единую и неделимую Сирию. Есть регион Идлиб, Африн и Эль-Баб, который контролирует умеренная оппозиция, турки и турецкие прокси. Их там много, так что часто турки используют наименование Национальная армия Сирии или Свободная сирийская армия. Есть Курды, которые контролируют восточную сторону реки Евфрат и Рожаву — это север Сирии1. Ну, и есть американцы, которые там официально воюют с ИГИЛ. Но его там вроде как добивают, а это формально был главный мотив, почему американцы находятся в Сирии.

Генерал Мэттис предлагал изменить цели нахождения там американцев и переключиться на сдерживание Ирана и России. И это была бы не филькина грамота. Иранский корпус Стражей революции действительно строит там военные базы, размещает ракеты. И желание Мэттиса остаться там и противостоять распространению Ирана выглядит с точки зрения США рациональным. Но, видимо, у Трампа другие взгляды на это.

Что именно заявил Трамп?

Было заявление Трампа о том, что Американские войска будут выведены из Сирии. Это привело к большому ажиотажу со всех сторон. В том числе и в Америке. В первую очередь с поста ушел министр обороны США, генерал Джеймс Мэттис. Мэттис — ястреб и милитарист, но в то же время он не дурак. Самое главное — он умел смотреть в будущее, просчитывать ходы на десятки лет вперед. И он пытался объяснить Трампу, что уход из Сирии — это, по факту, сдача России и ИГИЛ. Это значит бросить своих партнеров-курдов на съедение. Но Трамп к этому не прислушался.

Почему он так поступил? В первую очередь из-за Турции, которая является членом НАТО и важным союзником США в регионе. Туркам очень не нравилось то, что американцы поддерживают апочистов2, а значит, косвенно, — Рабочую партию Курдистана (РПК), которая в самих США признана террористической организацией. Терять Турцию Трамп не хочет, так как это очень важный партнер в регионе. Это большая региональная сила, как и Израиль или Саудовская Аравия, и ее лояльность американцы ни за что не захотят потерять. Поэтому выбирая между турками и курдами, Трамп выбрал турок.

Тревожным звоночком было уже то, что около месяца назад США внесли троих лидеров РПК в списки разыскиваемых террористов. Такой себе подарок туркам. Мэттис, как прагматичный военный деятель, ничего против турок не имеет, но в то же время он прекрасно понимал, что завоевания США в Сирии — это не пустяк. Оставить Сирию Ирану и русским — это большое геополитическое поражение для США. 

Почему же Трамп готов на это пойти? Какая тут выгода? Ведь тогда получается, что США зря ввязалось во всю эту кампанию. Они на протяжении нескольких лет вооружали, воевали, бомбили, чтобы в какой-то момент просто взять и уйти?

Дело в том, что сотрудничество с курдами началось не при Трампе, а еще при Обаме. Не было такого, что Трамп решил начать кампанию, а теперь поменял свое решение. Наоборот, все выглядит довольно естественно. Обама был сторонником военного расширения США за границей. Он заключил союз с курдами и даже заявлял о поддержке на официальном уровне. Но тут приходит Трамп. А одним из его предвыборных обещаний было постепенно сократить военное присутствие США за границей. Вернуться в США и сделать ее «great again» в собственных границах.

Так что это еще и важная картинка для избирателя. Ведь более 60% американцев недовольны присутствием США за границей и хотят, чтобы американские G.I. вернулись на родину. В 20-м году в США будут выборы, и Трамп выстраивает себе предвыборную кампанию, чтобы потом продемонстрировать это как одно из своих достижений: смотрите, я вывел 1000 морпехов оттуда, 2000 морпехов оттуда. Ведь американские войска дислоцируются по всему Ближнему Востоку. В Сирии их сейчас около 2000, и их вывод будет настоящим достижением. Так что важно понимать и личный интерес Трампа.

Также есть турки, которые рассматривают Сирию и Курдистан как свою зону влияния. И США де-факто это признает. В том же Ираке, где находится американский контингент, турки все время проводят военные операции против апочистов. И американцы не возражают. Турция вторгается в суверенное государство Ирак, в горы заходит армия, спецназ, и никто ничего не говорит. Так почему в Сирии такого нельзя?

Вывод войск ожидает и другие регионы, или речь идет только о Сирии?

Трамп пообещал вывести часть войск в том числе и с Афганистана, и сейчас предстоит вывод из Сирии как одной из самых горячих точек.

Означает ли это выход США из антиигиловской коалиции?

Нет, коалиция остается. Самолеты могут продолжать наносить удары. Ведь Сирию бомбят все, кому не лень. И русские, и Израиль, и американцы. Речь идет о выводе контингента американских войск. Также надо понимать, что если Трамп что-то решил, то это не тут же произойдет. Сейчас на юге идут бои с ИГИЛ, и вывод войск будет поэтапным.

Как вывод американских войск повлияет на ситуацию в регионе? Даже если это будет происходить не за один день.

Скорее всего, по мере вывода американских войск там, где курды будут успевать, они будут пытаться впустить армию Ассада, чтобы туда не вошли турки. А вместе с ней — Иран и русских. Сейчас, например, события разворачиваются вокруг города Манбидж. Хотя информация очень противоречивая и постоянно меняется. Раньше его контролировали курды и военный совет Манбиджа. Но курды понимали, что когда американцы уйдут, турки начнут наступление. Ведь еще в Африне турки показали, что могут ни с чем не считаться, а просто пройтись катком. И ничего не мешает им сделать то же самое в Манбидже. В Африне у курдов не было шансов, не будет их и здесь, ведь соотношение сил совершенно нереальное. Они вынуждены будут выбирать меньшее из двух зол — и скорее всего выберут Ассада.

В любом случае это будет означать сворачивание курдского эксперимента. Ассад точно будет сворачивать созданные там региональные советы, женские комитеты и остальные революционные достижения. К тому же Иран — это шииты, которые не особо расположены к суннитам. А курды — сунниты. И иранским шиитам вобщем-то плевать, апочисты они или нет. То, что там женщины ходят с открытой головой и советы устраивают — ну, это же недопустимо. Также на территории, подконтрольной Ассаду, не потерпят курдских вооруженных формирований. Никаких YPG, YPJ3

Ты считаешь, что влияние Ирана на этих территориях будет настолько велико, что он сможет формировать там внутреннюю политику?

Этого всего не потерпит не только Иран, но и Ассад. В частности, вооруженные силы. Никакой самобытной автономии, как в том же Ираке, тут не будет. Ассад рассматривает Сирию как единую и неделимую. Все. Он много раз об этом говорил, и его можно понять. Ведь режим Ассада — это алавиты. Меньшинство, составляющее от 1% до 3% населения Сирии. Это как если бы в Украине у власти находились крымские татары, и весь Кабинет Министров состоял исключительно из крымских татар. Понятно, что были бы возмущения, оппозиционные группировки появлялись бы. И при Ассаде старшем, и при младшем в Сирии постоянно происходят восстания. Всегда кто-то недоволен. Что логично, ведь элита состоит только из алавитов, а власть передается, как в монархии, по наследству. Поэтому если курдам дадут автономию со своими вооруженными силами, то спросят и другие. Туркоманы спросят, а чего нам нельзя? Сунниты спросят. Сирия — это искусственное государство, где меньшинство Ассада может удерживать власть лишь силой. Она не может быть федерацией.

Когда Турция начала нападение на кантон Африн, курды отказались впустить армию Ассада и русских. Русские солдаты вообще убрали свою базу в последний момент перед началом атаки.Тогда ты говорил, что они это делают, так как пустить Ассада — это предать то, ради чего все начиналось. Все идеалы революции. Получается, что теперь курды готовы это сделать?

Сейчас речь идет о гипотетической сдаче лишь одного города — Манбиджа. Речи о всей Рожаве пока не идет. Но, возможно, курды хотят посмотреть, что будет дальше. Как поведут себя турки. Возможно, у них все же есть какая-то красная черта, за которую ни не готовы пускать другие силы. Кантон Кобане, кантон Джазира, Рожава в самом начале ее становления. Тогда как юг Сирии и западный берег реки Евфрат — там все-таки арабское население. И эти территории они, скорее всего, будут отдавать.

Тем более что местное население на самом деле не очень радо курдам. Оно с радостью перебежит или в ИГИЛ, или к Ассаду. Манбидж, в принципе, тоже город не на 100% курдский. Как и весь регион. Там много арабов. Так что, возможно, не курдские и смешанные курдско-арабские регионы курды будут отдавать. А вот 100% курдские от турецкой агрессии попробуют отбить.

Тем более, если территории будут сокращаться, защищать их будет проще. Ведь многие силы сейчас оттянуты на войну с ИГИЛ. Сейчас происходит большое наступление. Хотя довольно большая часть сил уже сейчас свернута и переброшена в Рожаву, а в Кобане роют окопы, что говорит о том, что там ждут турецкого наступления и готовятся защищаться.


Изображение из сети Twitter. Автор: Silo.

Как это все повлияет на борьбу с ИГИЛ? Не поднимет ли оно голову?

Конечно, поднимет. Думаю, там уже потирают лапки и вешают портреты Трампа. Это подарок не только русским, но и ИГИЛ. На данный момент ИГИЛ ушло в подполье и просто ждет. Уход США для них — это практически победа. Они рассматривают американцев как крестоносцев, которые вторглись в Сирию для борьбы именно с ИГИЛ, а теперь уходят. Для них это просто огромный медийный пиар-эффект. Теперь неофитам будут говорить: смотрите, мы ведем с ними священную войну, и вот они испугались и отступают. Поэтому от такого решения США выигрывают все, кроме курдов.

С твоей точки зрения, в условиях вывода войск есть ли у курдов шансы сохранить свой проект и отстоять созданные структуры?

В одиночку у Рожавы нет шансов. Нужен патрон. Американцы ушли. Есть французы, но французов мало. На всю Рожаву их человек 200, из которых солдат, может быть, 100. Понятное дело, турки по ним палить не будут. Даже если 10 французов погибнет, разгорится огромный международный скандал. И Франция заявила о том, что курдов нужно защищать. Сейчас, например, французская артиллерия бомбит ИГИЛовцев, помогая развивать наступление. Но если будет совсем горячо, если будет полыхать земля, скорее всего, их эвакуируют.

Сама Рожава, оставшаяся без патрона, будет уничтожена турками и Ассадом. В первую очередь турками. Возможно, героически, возможно, красиво, возможно, потом тонны текста будут написаны о том, как уничтожили квази-либертарный проект. Но так это будет. Это первый сценарий.

Второй вариант — это гнуться под Ассада. Это также означает сворачивание курдского проекта, включая разоружение милиции. Плюс, опять-таки, туда зайдут Иран и Россия, что бы это не означало. А пустить иранцев — значит пустить «крепких хозяйственников» шиитского толка со своим концептом. В Иране ведь тоже существует филиал РПК, который тоже партизанит в горах. Поэтому с апочистами они не будут церемониться. Они для них террористы и враги.

Следующий вариант — это выбрать других патронов. Например, русских. И те уже договорятся с Анкарой о разделе. Но тут есть несколько «но». Во-первых, Россия — значительно более слабый патрон, чем США. Во-вторых, на примере Африна было видно, что как партнеры они не очень надежные. Сегодня договорились, а завтра они взяли и уехали.

Но ведь американцы, по факту, поступают точно так же.

Да. Никто не говорит, что с американцами можно легко договариваться. Но есть большое «но». Американцы помогали курдам практически без условий. Единственным условием было воевать с ИГИЛ. А русские не могут взять себе курдов без оглядки на Ассада. Ведь он — их главный союзник. То есть даже договор с русскими в результате будет означать сдачу Ассаду. Может, несколько медленнее, поэтапно, но это все равно будет означать сворачивание проекта.

И самый худший сценарий, созвучный с первым — полная турецкая оккупация с дальнейшим переформатированием курдской борьбы. С уходом в подполье и переходом к партизанской войне. РПК этим, конечно, не удивишь. Они и так в горах сидят, а источник для вербовки новобранцев практически неисчерпаемый. Это лагеря беженцев4 на десятки и сотни тысяч людей, где молодежь прозябает. И тут к ним приходят люди с автоматами и говорят: ребята, давайте с нами. Выбирайте, или тут сидеть в палатке с подачками от ООН, или по горам бегать, новый мир строить. Хотя и в РПК условия очень жесткие. Например, среди партизан полностью запрещен секс.

Так что если патрон не найдется и курды откажутся полностью ложиться под Ассада, их ждет турецкая агрессия и, как следствие, потоки беженцев в Ирак и в горы, к апочистам. Более того, в РПК уйдут солдаты YPG/YPJ с оружием и опытом войны, успевшие повоевать вместе с американцами и французами. Они продолжат борьбу в той же Турции, а значит, нас ждут еще десятилетия гражданской войны, террора и других малоприятных вещей. Хотя Эрдогану это, может быть, даже на руку. Постоянная война очень выгодна.

Вторую часть интервью мы посвятим разговору о Рожаве, ее политическому устройству, воздвигнутой вокруг нее мифологии и неудавшимся ставкам курдских лидеров.

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. Рожава, или Западный Курдистан — территория на севере Сирии, населенная преимущественно курдами и после начала сирийской революции контролируемая курдскими вооруженными силами. Политическая система в Рожаве организована по принципу демократического федерализма, рзработанного Мюрреем Букчином. Больше про политическую систему на подконтрольных курдам территориях можно узнать из лекции Дмитрия Петрова.
2. Членов Рабочей партии Курдистана, главой которой является заключенный в турецкой тюрьме Абдулла Оджалан — «Апо».
3. YPG/YPJ — Отряды народной самообороны, являющиеся курдскими военными формированиями и составляющие основу более широкой коалиции SDF — Сирийских демократических сил. Характерным признаком YPJ является участие в нем исключительно женщин.
4. Про жизнь лагеря курдских беженцев из осажденного ИГИЛ города Кобане читайте в репортаже Ивана Шматко и Дафны Рачок для «Политической критики».