Украинский сегмент интернета в последнюю неделю лихорадит от паники по поводу «убийства отечественного IT-сектора».

Но на самом деле паническая волна, которая захлестнула социальные сети и которую разгоняет огромное количество людей — от рядовых тестировщиков в IT-фирмах до народных депутатов, — имеет своей причиной фундаментальное непонимание того, каким образом должен быть организован цивилизованный рынок труда.

Началось все с инициативы Министерства социальной политики, которое предложило довольно толковый законопроект, направленный на детенизацию рынка труда в Украине. Вкратце, проект закона призван бороться с неофициальным трудоустройством, а также ограничить случаи трудоустройства людей под видом заключения с ними договоров на предоставления услуг и регистрации людей как частных предпринимателей.

Законопроект довольно важный, так как теневая занятость в Украине является огромной проблемой. По разным подсчетам, сегмент неофициального рынка труда составляет около 30% — и, во-первых, это проблема для самих наемных работников. Неофициал, трудоустроенный «по-черному», не имеет никаких социальных гарантий и не может быть уверенным в выплате зарплаты. Работники, трудоустройство которых маскируют под видом частных предпринимателей, предоставляющих услуги, имеют несколько больше защиты, нежели лица, не имеющие абсолютно никакого формального основания трудоустройства. Тем не менее, такие люди так же не имеют гарантий, предусмотренных трудовым законодательством — отпусков, больничных и т. п. Во-вторых, неофициальное трудоустройство — это выгодный для работодателей путь оптимизации налогов. Как следствие, благодаря тому, что кто-то купит себе новую яхту или Range Rover, мы получим огромную дырку в бюджетах и пенсионном фонде.

Итак, при чем здесь IT-сектор? Как известно, подавляющее большинство айтишников в Украине устроены как частные предприниматели, работающие на основании договоров о предоставлении услуг. Но даже несмотря на то, что разработчики, тестировщики и прочие представители этой профессии получают зарплаты намного выше средней по стране, не редкими являются случаи, когда их так же «кидают», и причиной является как раз способ их трудоустройства, при котором они не защищены трудовым правом.

А сколько в разрезе налогов и сборов платит айтишник в Украине? Айти-специалисты выбирают вторую либо третью группу единого налога (упрощенной системы налогообложения). На второй группе нужно заплатить 834,6 грн налога в месяц и 918,06 грн единого социального взноса, на третьей — 5% от полученного дохода и те же 918,06 грн ЕСВ. По общему правилу, если человек официально трудоустроен, уплачивается 18% налога на доходы физических лиц и 22% единого социального взноса.

Предположим, что мы рассматриваем ситуацию, в которой IT-специалист является «единщиком» на второй группе и получает оплату в размере двух тысяч долларов. За год он заплатит чуть больше 10 тысяч гривен налога и 11 тысяч ЕСВ. При официальном трудоустройстве эти суммы были бы равны 117 тысячам налога на доходы физлиц и 143 тысячам ЕСВ. Неплохая оптимизация, не правда ли?

И на сегодняшний день человек, работающий шахтером и получающий 10 тысяч гривен зарплаты, за год заплатит больше 21 тысячи налога и 26 тысяч ЕСВ. Так что чисто арифметически мы приходим к выводу о том, что вклад в экономику конкретного работника угольной шахты больше, нежели вклад IT-специалиста.

Таким образом, мы видим, что с одной стороны ЧП-шники, занимающиеся IT, не защищены трудовыми гарантиями, а с другой стороны благодаря тому, что их работодатели оптимизируют налоги, бюджеты и фонды недополучают огромные суммы.

Во всей панике, разгоревшейся вокруг «убийства IT-отрасли», большинство людей смещают дискурс в разрез «ой, зарплаты ж упадут!», а это абсолютно неправильно. Налоговое бремя — это всегда проблемы работодателей. Работодатели в IT-сфере — это, в основном, зарубежные конторы, использующие украинских специалистов как дешевую рабочую силу (по сравнению со странами их базирования), за счет чего они получают сверхприбыли. С этих прибылей работодатели вполне могут позволить себе заплатить предусмотренные законом налоги и сборы.

Ну, и наконец, вопрос урегулирования скрытого и замаскированного трудоустройства — это не только вопрос наполнения бюджета и защиты каждого конкретного работника, это вопрос международных стандартов в сфере труда. В последние 150 лет благодаря профсоюзным организациям и рабочим движениям наемные работники смогли добиться закрепления гарантий своей занятости как в нормах национального законодательства разных стран, так и в международных конвенциях о правах работников. То же, что предлагается под соусом «новых форм занятости», «гибкости труда» и тому подобного — всевозможные «платформы» типа Uber либо «трудоустройство через регистрацию частного предпринимателя» — это вовсе не прогрессивные идеи, а откат положения на рынке труда к худшим лекалам XIX века.

Именно поэтому требование распространения норм трудового законодательства — это позитивная мера как для работников, так и для публичных финансов. Расстроенными могут быть лишь работодатели, экономящие на уплате налогов, но у этих ребят и так все в порядке, так что можно за них не переживать.