Два крупнейших сайта по поиску работы Work.ua и Rabota.ua почти сразу предлагают 300 вакансий нянь. Для многих приезжих женщин это хорошая возможность начать новую и более денежную жизнь в столице. При этом официально в Украине такой профессии не существует — трудовым законодательством она просто не предусмотрена. У домашних работниц190% занятых в сфере домашней работы — женщины, поэтому в качестве обобщающего ...continue — или, как их иногда называют, «прислуга» — нет официального статуса, они не имеют права на социальные выплаты, страховку, оплачиваемый отпуск и больничный. Но нарушения, с которыми сталкиваются няни, часто выходят за рамки вышеперечисленных и доходят даже до физического насилия. Лена Ковальчук встретилась и поговорила с организаторкой «Об’єднання домашнього персоналу» — первой в Украине гражданской организации домашних работниц — о том, почему няням и другому домашнему персоналу нужно объединяться и как это сможет защитить их от недобросовестных работодателей. 

В начале 2019 года няня-гувернантка из Киева Татьяна Лаухина решила создать организацию домашних работниц. У нее несколько высших образований, одно из которых — педагогическое. Раньше она работала в школе, преподавала «мировую культуру» старшеклассникам, но 15 лет назад ушла в няни — в первую очередь из-за денег. В работе няни-гувернантки оказалось слишком много подводных камней, о которых тогда Татьяна не знала. Но главное — социальная незащищенность. В начале лета Татьяна и другие няни официально зарегистрировали свою ГО «Об’єднання домашнього персоналу. Національна спілка» (UHS) с логотипом и уставом. В Украине почти весь домашний персонал, к которому относятся и няни, работает нелегально — а значит, у них нет ни медстраховки, ни оплачиваемого больничного, ни отпускных, ни вменяемого рабочего графика. Сейчас их 134 человека, и Татьяна говорит, что украинские няни и дальше будут объединяться для защиты своих прав, как это уже произошло во многих других странах. 

Участницы «Объединения»

— Мы решили объединиться, потому что так надежнее, перспективнее и спокойнее. Мы, няни, ежедневно сталкиваемся с дискриминацией, на себе испытываем все прелести теневой работы и грубое нарушение трудового законодательства. Власть не желает нас слышать, игнорирует, делает вид, что нас нет. Хотя мы, домашний персонал, — это те, кого они видят в своих же домах с раннего утра до позднего вечера, мы обеспечиваем их комфорт, а они нашим пренебрегают. 

C 1995 до 2010 года численность домашних работниц в мире выросла на треть. Семей, где работает и муж, и жена, стало больше и, как следствие, вырос запрос на домработниц и нянь. Сегодня в Киеве работают 52 агентства по подбору домашнего персонала, и в базе каждого из них больше тысячи человек. Хотя на профессию и высокий спрос, говорит Татьяна, работницы часто сталкиваются с унизительным отношением своих работодателей. В первую очередь потому, что договоры, которые подписывают няни, фактически не имеют никакой юридической силы. Например, работодатель может просто уехать на три недели, не предупредив няню. При этом няня не получает никакой компенсации, никакого пособия на время вынужденного «простоя». И занять себя на такой короткий срок (2-3 недели) тоже проблематично.

— Мы — часть неформальной экономики, а потому вынуждены мириться с несправедливым отношением работодателя. Бывает, что работодатель по договору даже обязуется оплачивать отъезды. Если няня привязана к конкретной семье, то вряд ли она найдет себе на время их отъезда новую работу. Понимая, что няня никуда не денется, работодатели сначала обещают компенсировать вынужденный (по их вине) отпуск няни, а в последний момент отказываются, мотивируя это тем, что им и так хорошо платят. 

Работодатели хорошо знают, что удерживает нянь от поиска новой работы. Во-первых, с первой зарплаты каждая няня должна заплатить комиссию агентству, которое устроило ее в семью. Чаще всего она составляет 25% или 50% от зарплаты. Если зарплата няни около 20 тысяч гривен, то в первый месяц она недополучит от 5 до 10 тысяч гривен. Во-вторых, няни привязываются к семьям и детям, с которыми работают — на этом многое завязано.

Иногда женщины работают по вахтовому методу. В случае с нянями это значит, что неделю или две она живет в семье, а одну неделю отдыхает дома. Зарплата в таком случае будет ниже, чем если бы няня работала по графику с 9 до 18, но зато работодатели обещают кормить. Денег хоть и меньше, но для приезжих это более удобный вариант — не надо тратиться на жилье и заниматься его поиском. Но и здесь снова есть свои подводные камни, говорит Татьяна: няню часто отказываются кормить.

— Сфера устроена таким образом, что между работодателем и наемным сотрудником, то есть няней, возникают какие-то слишком неформальные отношения. Например, нам, глядя в глаза, часто говорят «плебеи», «прислуга» и прочее. Хотя работницы зачастую образованнее работодателей. Нам по-человечески очень тяжело с этим мириться. 

Татьяна. Фото: Андрей Бойко

Показательное дружелюбие и панибратство тоже ни о чем не говорит. Случалось, что работодатель создавал себе «хороший» образ, а потом банально не выплачивал зарплату, кормил «завтраками». Работница ждет, потому что верила в его честность. И новую работу по этой же причине тоже не ищет. 

Труд нянь, по их словам, воспринимается как должное, а работодатель считает, что если платит деньги, то может вести себя как угодно. Но происходит так потому, что отношения между домашним персоналом и работодателем никак не узаконены. Няни не знают, куда можно обратиться, если нарушаются их трудовые права, не говоря уже о том, когда дело идет об их чести и достоинстве. Говорить о проблемах публично готовы лишь немногие. В первую очередь потому, что боятся потерять работу. 

У нянь нет нормальных бытовых условий. Приходя на работу, каждая няня должна переодеться, и находиться рядом с ребенком она может только в чистой сменной одежде. Коллега Татьяны, тоже няня, рассказывала ей, как работодатель запрещал домашнему персоналу хранить свои личные вещи в доме, потому что брезговал. Зимой этой няне и другим работницам приходилось переодеваться в маленьком домике для персонала, который напоминал конуру, а потом пешком идти по территории в легкой одежде, из-за чего многие болели — а больничные, говорит Татьяна, почти никогда не предусмотрены.

Такое же отношение, как к прислуге, проявляется почти во всем. Например, многие работодатели не считают нужным кормить нянь, при этом запрещают приносить свою еду или не выделяют место, где можно пообедать. Кроме всего, на входе в некоторые дома нянь буквально выворачивают наизнанку: проверяют содержимое карманов и сумок. Беспокоясь о своей безопасности, работодатели могут читать личные переписки, но безопасность няни при этом никого не интересует. Доходит до абсурда: если у работницы есть даже небольшой кредит в банке, то ее могут выгнать без объяснения причин, потому что якобы та няня, у которой кредит, может воровать.

В домах работодателей может стоять куча камер, о чем нянь, разумеется, не предупреждают. За любую провинность — например, если ребенок нечаянно ударился — няню в воспитательных целях могут закрыть в подвале или кладовке. Татьяна говорит, что на самом деле их ГО поддерживает практику видеонаблюдения, потому что иногда с его помощью получалось доказать невиновность няни в том или ином происшествии. Но все случаи индивидуальные и, конечно, зависят от адекватности работодателей. 

Безусловно, есть работницы, которые ведут себя непрофессионально, и такие случаи в UHS тоже готовы разбирать, как и напоминать няням о стандартах профессии и репутации. Но проблемы с работодателями возникают куда чаще. 

Бывают случаи случаи, когда работодатель якобы уезжает в отпуск, а на самом деле люди снимают новую квартиру и няня остается без своих вещей и зарплаты, которую ей не выплачивают. Ни найти этих людей, ни доказать что-либо, конечно, нельзя. Бывает, что нанимают няню, она с первой зарплаты выплачивает комиссию агентству, а на второй-третий месяц ее выгоняют без объяснения причин. Но причина есть — чаще всего семья делает это, чтобы вернуть предыдущую няню, а от этой избавиться за ненадобностью.  Даже, если в трудовом договоре между семьей и няней прописано, что ее нанимают минимум на год, то им попросту пренебрегают.

Есть и более вопиющие случаи, когда работодатель вступает с полицией в преступный сговор, чтобы не платить зарплату своей няне. Татьяна рассказывает, что несколько лет назад в Киеве был случай, когда няню через несколько месяцев работы обвинили в воровстве. Приехала полиция, женщину отвезли в Лукьяновское СИЗО, раздели догола, били и требовали дать им 4 тысячи долларов, чтобы не давать делу ход. Она, конечно, собрала деньги, занимала у знакомых, а потом оказалось, что это распространенная преступная схема, из-за которой пострадали многие няни. 

Татьяна. Фото: Андрей Бойко

Законы, налоги, профсоюз

В 2011 году на конференции, созванной Международной организацией труда, была принята конвенция № 189 «О достойном труде домашних работников». Именно за ее ратификацию борется Татьяна и те инициативные няни, которые к ней за несколько месяцев присоединились. В настоящий момент эту конвенцию ратифицировали 22 страны, среди которых Германия, Португалия, Италия, Швейцария, Ирландия Бельгия и другие. Ряд стран внесли изменения в трудовое законодательство, что улучшило условия труда домашних работниц. Среди таких стран Франция, Испания и США. В их списке числится и Украина, но на деле трудовое законодательство в отношении домашних работниц никак не трансформируется, у них по-прежнему нет почти никаких прав.

Верховная Рада Украины, по словам Татьяны, уже дважды выносила ратификацию конвенции на рассмотрение, но оба раза отклоняла ее. Все упирается в то, что если домашних работниц легализуют, работодатель будет вынужден платить за них налоги. Но пока конвенция не будет ратифицирована, трудовые права домашних работниц будут нарушаться, а чрезмерная эксплуатация останется неотъемлемой частью профессии.

Татьяна говорит, что агентства, которые помогают няням найти работу, нужны. Но  условия, которые они предлагают (речь о комиссии, которую няня должна заплатить агентству) подходят далеко не всем. Многие начинают искать работу в интернете и нередко сталкиваются с мошенниками. Поскольку это теневая отрасль экономики, никто не знает, какие механизмы ее регулируют. А агентства по подбору домашнего персонала никак не защищают сотрудника при возникновении трудовых споров. Решиться спорить, пусть даже с прошлым работодателем, по словам Татьяны, уже героизм. Няни чаще всего не знают, что могут отстаивать свои права.

Фото: Лена Ковальчук

Кроме того, UHS занимается вопросами стандартизации профессии. Далеко не все работодатели в Украине понимают, чем няня отличается от педагога в детском саду или школе или от репетитора. Более того, понимают это и не все няни и часто берут на себя те обязанности, которые к профессии не относятся. Поэтому в планах организации — открыть Школу и Колледж домашнего персонала и обучать желающих стандартам профессии. UHS задумана, как сообщество единомышленников — комьюнити осознанных нянь, которые готовы помогать вливаться в профессию новичкам и подыскивать достойные рабочие места для пожилых нянь, которых рано списывают со счетов, говорит Татьяна. 

Зачастую представители той или иной профессии для защиты своих прав создают профсоюзы, но няни лишены этой возможности. Официально такой профессии нет в трудовом законодательстве, а значит, они не могут зарегистрировать свой профсоюз — находятся вне зоны действия закона о труде. Поэтому женщины приняли решение создать гражданскую организацию — ГО. Теперь организация будет представлять интересы домашнего персонала на всех уровнях, в том числе защищать их и в юридической плоскости, и в случае возникновения конфликтных ситуаций с недобросовестными работодателями, и стараться защищать от мошенников. По негласной статистике, в Киеве приблизительно 50 тысяч домашних работниц, и почти никто из них не работает по трудовой книжке. Как следствие, никто из них не сможет претендовать на пенсию. Быть няней в официальном правовом поле можно только при детсадах, но там зарплата в четыре-пять раз меньше, чем предлагают частные работодатели. К тому же, ГО «Об’єднання домашнього персоналу» настроена на борьбу с эйджизмом в профессии. После пятидесяти, — говорит Татьяна, которой недавно исполнилось 49 лет, — найти работу няней проблематично, если не невозможно. Если бы этот момент регулировался на уровне государства и домашних работниц вывели бы из «тени», няни бы не испытывали таких притеснений. 

— Мы хотим быть той организацией, куда будут приходить люди, чтобы получить помощь, консультацию или новую работу в сфере. Кому-то, безусловно, везет найти хорошую семью, а кто-то сталкивается с оскорблениями, эксплуатацией и унижением человеческого достоинства. Мы в полной власти работодателя, они считают, что применять физическое и эмоциональное насилие допустимо. Сейчас нас для власти нет, но мы сделаем все, чтобы нас наконец-то заметили. По-хорошему, мы хотели бы стать единственной глобальной организацией в Украине, которая бы представляла интересы домашнего персонала. Труд няни должны уважать, и чтобы это случилось, нам нужно заявить о себе. 

Фото со страницы в Facebook

Текст опубликован в рамках журналистского проекта «Невидима праця. Жінки». Проект реализован при поддержке Фонда им. Розы Люксембург в Украине.

L_RLS Ukraine_горизонтальний_13

Читайте також:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. 90% занятых в сфере домашней работы — женщины, поэтому в качестве обобщающего термина в тексте будет использоваться слово «работницы». — Прим. ред.