17 марта 2020 года из-за начала эпидемии коронавируса остановил свою работу киевский метрополитен. В один момент большинство киевлян потеряли возможность свободно перемещаться городом, а решение как бы знаменовало собой начало начало настоящего карантина. Еще через несколько дней остановился и наземный транспорт, и жизнь в городе замерла. Но не жизнь в самой подземке. О том, как пережил карантин киевский метрополитен, «Политической критике» рассказал его сотрудник Александр1Имя изменено..

Я — один из тех работников, которых не видно. Вы не встретите меня на платформе. Я сижу в подпольных помещениях с приборами и занимаюсь там своим делом — обеспечиваю безопасность движения поездов. Чтобы они ездили и быстро, и надежно. Чтобы не могли ни столкнуться, ни разбиться. 

В час пик интервал между поездами очень маленький, а скорости — высокие, и если бы не было специального оборудования, можно было бы догнать впереди идущий поезд. На такой скорости это запросто. Я обслуживаю устройства, которые этого не допустят, даже если машинист захочет. Модернизирую, проверяю их параметры. 

В первые дни карантина всех выгоняли за свой счет. Я еще начал возмущаться, что нет, меня такое не устраивает — у меня семья, мне деньги нужны, — и сразу отказался. Тогда начальство сказало: кто хочет за свой счет — может пойти за свой счет, кто хочет в отпуск — выйти в отпуск. А кто ходит на работу — пусть ходит. 

У нас ведь всегда ждут указа сверху. Если утрировать, Кличко сказал: «Надо, чтобы на карантине было поменьше людей». Начальник понял это буквально: всех разогнать. Тогда поднялся какой-то кипиш по профсоюзной линии: «Ну, как же нельзя, люди ж работают». «Хорошо, тогда пускай остаются, но чтобы говорили, что они делают. Пускай каждый день докладывают», — согласилось руководство. Но им надо было объяснять, зачем они выводят людей. Что те не сидят и в носу ковыряются, а что-то делают. Ну, и постепенно все пришло к тому, что и люди выходили на работу и что-то делали, и начальство было радо, ведь вроде как выполнило распоряжение. На работе меньше народу? Вроде меньше. Не намного, но меньше.

Конечно, многое от самих людей зависело. Были те, кто и вправду боялся коронавируса. Для кого здоровье — это самое главное. Они пошли за свой счет и сидели дома до запуска метро, пока транспорт не заработал. Были другие, кто изначально пошел за свой счет, а потом в отпуск, который на лето планировали. Администрация этому содействовала. Но уже недели через две после начала карантина, когда люди поняли, что он не на недельку, а кушать хочется, они постепенно начали выходить на работу. Особенно те, кто живет поближе. Если в моей службе в первые две недели на работу выходило процентов 50 сотрудников, то со временем их стало 80-85%.

Многие работники киевского метрополитена живут в пригороде. Фастов, Нежин, Коростень, Бровары и другие направления. Так что до работы людям приходилось добираться по-разному: личный транспорт, попутки, Bla-Bla-Car. Кооперировались по 2-3 человека, кто живет в одном населенном пункте. Были и те, кто буквально жил на работе. Ведь если ты издалека и смог приехать сегодня, то не факт, что ты сможешь вернуться обратно. И совсем не факт, что сможешь приехать завтра. Так что люди приезжали на работу на несколько дней. На два, на три, на неделю. У нас есть помещения, которые служат для приема пищи. У тебя есть там стол, стул, кресло. Ты можешь покушать, и, в принципе, там же можно и подремать, если захочешь. А если сильно захочешь, то поспать можно и на двух стульях. Людям приходилось. Зарплата — дело такое, жить хочеться. 

С началом карантина у меня поменялся лишь график работы. Раньше я работал посменно: если сегодня работаю днем с 8 до 8 вечера, значит, завтра буду выходить в ночь, с вечера до утра. Во время же карантина первые две недели я работал каждый день по 5-дневке, с 8 до 17. А после мы уже выходили через день в полную смену с 8 утра до 8 вечера. 

Сама же работа на карантине особо не изменилась. Делали то же, что и раньше. Но до карантина ты все это делал ночью, когда поезда не ходят, а сейчас они и днем не ходили. Так что была возможность сделать все не спеша, аккуратно, со всей внимательностью. Хорошо и надолго.

Лично я за эти 2 месяца сделал то, что сам себе планировал на год.

Не знаю насчет всех, но на работу выходили и работники других служб. В том числе и кассиры. У них есть раздевалки — они там каждый день убирали. Чуть ли не генеральную уборку делали. Красили что-то, белили, мыли стекла, вытирали турникеты. Наверное, работать им было несколько проще, чем когда они жетоны продают. Ведь это тяжелая работа. Народ разный попадается. Не быть посланным нахер пару раз — это идеальный день. Так что они делали, может, и не первоочередную работу, но кассы обновились, красиво стало.

Поднятие цен на проезд работники особо не чувствуют. Зарплата не поднимается. Она периодически растет, но к стоимости проезда не слишком привязана. Если и привязана, то чуть-чуть. Бывало, нам говорили, что вот сейчас мы вам не можем зарплату поднять, но подождите немного, мы через полгода хотим поднять проезд. Если Кличко разрешит. И мы все ждем, когда же Кличко разрешит. 

Какая у кого зарплата в метрополитене — я точно я не могу сказать, так как спрашивать такое не люблю. Сколько зарабатывают — столько зарабатывают. Но из того, что слышал, если брать обычный люд, простых работников, не начальство, то больше всего получают машинисты. У них работа весьма нехорошая, так что получают они около 22 000. Меньше всего — уборщицы, около 7000. Работники могут около 14 000 получать, хотя я у них никогда не узнавал. 

Противокарантинные меры у нас есть и сейчас, и требования к ним весьма высокие. Но это не значит, что они все выполняются. Вот вы ехали в метро и видели, что написано? Надо быть в маске и перчатках. Но практически никто в них не ходит. Да, в масках ездят, но не в перчатках. Так же и у нас. Карантинные меры есть, но больше на бумаге. 

Есть требования носить перчатки, но их никогда в жизни никто не выдавал. Маски еще выдавали, хотя за все время карантина мне выдали до десятка. Понятно, что за 2-3 дня этот десяток уходит, если пользоваться ими так, как предписано. Есть какие-то растворы для дезинфекции, есть требования раз в 2-3 часа все протирать. Но естественно, что у нас этого никто не делает. Это уже слишком. Если ты сидишь в одном помещении с тремя людьми целый день, то что бы ты там не протирал, ничего от этого не изменится. 

Но это касается не всех. У тех же кассиров меры гораздо серьезнее. Ведь они работают с пассажирами, где заболеть вполне реально. Так что и соблюдается у них все куда более строго.

Станет ли метрополитен повышенной зоной риска заразиться вирусом после начала работы — сказать трудно. В первый день, когда запустили метро, людей было человек 5 на вагон, тогда как обычно на конечной уже все сидячие места заняты. Но тогда не работал пригородный транспорт и маршрутки. Сейчас же их начинают запускать, и людей стало гораздо больше. Но я все же думаю, что масочный режим и соблюдение мер безопасности убережет и пассажиров, и сотрудников метрополитена.

Читайте также:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. Имя изменено.