Перевела Таша Ломоносова

Во времена пандемии COVID-19 международное антикапиталистическое феминистическое движение работает над  тем, чтобы переопределить арену борьбы в сторону таких ответов на карантинные ограничения и их последствия, которые бы были более инклюзивными и способствовали действительно структурным трансформациям обществ. Таким ответом может стать введение дохода по уходу — предложение, артикулированное в рамках Нового зеленого курса для Европы.

Изо всех последствий пандемии COVID-19 основное внимание со стороны медиа и политиков получили последствия экономические — в особенности те, что были вызваны карантинными ограничениями. В ответ на них последовали как правительственные программы и постановления (например, декрет Cura Italia — «Лечение Италии»), так и новые требования со стороны гражданского общества (например, призывы обеспечить «карантинный доход» либо универсальный базовый доход). Сталкиваясь друг с другом в публичном дискурсе во время карантина и сейчас, эти предложения и требования формируют новое поле возможного для социальной и политической борьбы. 

Международное антикапиталистическое феминистическое движение также сейчас работает над таким переопределением этого поля борьбы, которое позволило бы требовать более инклюзивных мер, ведущих к действительно структурным изменениям. Первым результатом этой работы стало предложение об учреждении дохода по уходу, озвученное на международном вебинаре и в открытом письме правительствам всех государств. 

В этом тексте я постараюсь обобщить все ключевые аспекты предложения о доходе за уход и артикулировать его в рамках «Нового зеленого курса для Европы» (Green New Deal for Europe), чтобы открыть дебаты о стратегической пользе этих предложений в текущей политической ситуации.

Международная кампания за доход по уходу

Предложение состоит в том, чтобы признать, что неоплачиваемая (или плохо оплачиваемая) работа по уходу, которую выполняют женщины и маргинализированные лица, лишенные прав и гарантий, является важной и незаменимой для всего общества, но при этом все еще остается невидимой и игнорируется антикризисными мерами. И это вопреки тому, что пандемия и введенный карантин привели к невероятному возрастанию нагрузки на тех, кто исполняет эту работу. В упомянутом письме к правительствам отмечается, что пандемия COVID-19 присоединилась к ряду таких невидимых пандемий, как бедность, война, домашнее насилие, политика жесткой экономии, которые десятилетиями поражают наиболее уязвимые категории населения — одиноких родителей, людей с болезнями, инвалидностью, а также пожилых людей. Известно, что пандемия поражает нашу способность к сопротивлению и выживанию как в физическом смысле, так и в финансовом: от иммунной системы, уже подорванной бедностью, дискриминацией, загрязнением среды, войнами, оккупациями, изгнаниями и другими формами насилия, до системы здравоохранения и доходов населения. Особенно уязвимыми оказываются жители стран глобального Юга, расиализированные сообщества Севера, а также беженцы по всему миру.

В ответ на распространения вируса были закрыты школы, ограничено транспортное сообщение, многие предприятия и учреждения приостановили работу. В связи с этим во многих странах обсуждались возможные меры по возмещению потерянных зарплат. Решительные шаги, предпринятые в этом отношении многими правительствами, свидетельствуют о том, что они в целом могут действовать быстро и находить деньги, чтобы разобраться с «чрезвычайной ситуацией». Если захотят. Поэтому в этот критический момент очень важно организовываться, чтобы сообща наново артикулировать наши потребности.

Кампанию за доход по уходу продвигает международное движение «Глобальная забастовка женщин» (Global Women Strike). Она продолжает начатую в ранних семидесятых кампанию Wages for Housework («Зарплаты за работу по дому»), которая оставила глубокий след в международном феминистическом движении и влилась в феминистическую забастовку 8 марта. Одно из ключевых требований «Глобальной забастовки женщин» состоит в том, чтобы существенно снизить военные расходы и перераспределить минимум 10% высвобожденных таким образом ресурсов на социальные сервисы и поддержку работы по уходу — не только в виде зарплат, но и через предоставление бесплатных коммунальных сервисов. Среди них центральное место занимает поддержка жертв домашнего насилия, а также его предотвращение путем способствования экономической независимости женщин. В Италии, например, эти принципы были приняты движением Non Una Di Meno («Ни одной меньше»).

В восьмидесятых годах выражением массового движения за признание работы по уходу стала петиция Women Count – Count Women’s Work («Женщины считаются — учтите женский труд»). Подписанная 1200 организациями, представляющими миллионы женщин по всему миру, в 1995 году она привела к принятию резолюции ООН, призывающей правительства измерять и оценивать неоплачиваемую работу в отчетах по ВВП. И хотя стоимость этой работы оценивается в 10,8 триллионов долларов, нет никаких рыночных механизмов или государственных политик, гарантирующих систематическое превращения стоимости, произведенной женщинами и всеми остальными, кто совершает неоплачиваемую работу по уходу, в доход для них. Поэтому сейчас крайне необходимо обеспечить тех, кто выполняет работу по уходу, необходимым доходом, и тем самым признать общественную важность их работы и способствовать ее выполнению в наилучших условиях из возможных.

Как отмечается в письме, в Европе это требование теперь включено в новую политико-экономическую инициативу «Новый зеленый курс для Европы» и становиться краеугольным камнем программы климатической справедливости, которую она предлагает. «Новый зеленый курс для Европы» фактически предусматривает учреждение дохода для всех, кто заботится о людях, городской и сельской среде и дикой природе. Наконец, можно приравнять защиту людей к защите Земли и приоритизировать ее, а не рынок, который не берет на себя ответственности ни за то, ни за другое. 

Фото: Cartel de las jornadas ecofeministas del Ayuntamiento de Barcelona (Афиша экофеминистских дней городского совета Барселоны), https://www.barcelona.cat/ecofeminismes/es

Другой «Новый зеленый курс» возможен, и он — феминистический

В начале января этого года Европейская комиссия приняла «Зеленый курс» — инвестиционный план, который призван сократить объем влияющих на климат выбросов в атмосферу. Он был разработан в ответ на недавние предложения демократов в США, в частности, на «Новый зеленый курс», инициированный депутаткой от Демократической партии Александрией Окасио-Кортес при поддержке Берни Сандерса, а также на климатические протесты, прошедшие по всему миру. Утвержденный комиссией план предлагает неолиберальный подход к климатическому кризису, заключающийся в перспективе «зеленого» роста 1«Зеленый рост» (Green growth) — подход к экономическому росту, который предполагает ...continue, ограниченного строгой фискальной политикой, не позволяющей увеличения государственных расходов. Таким образом, этот план основывается на извращенной логике «просачивания благ сверху вниз»2Теория «просачивания благ сверху вниз» часто называемая также «экономикой ...continue: только рост рыночной экономики может обеспечить поступление в бюджеты необходимых средств для компенсирования урона, нанесенного этим ростом, включая и изменение климата, неравенство и сокращение занятости.

Однако это не единственный существующий план действий. В то же время, когда велась работа над «Зеленым курсом», собранная движением DiEM25 сеть исследователей, интеллектуалов и активистов со всей Европы взялась составить альтернативный план, который должен был быть включен в контекст большой кампании по мобилизации для демократизации европейской экономики и антикризисной политики. Результатом этой работы стал «Новый зеленый курс для Европы», изложенный в документе «Концепция справедливого перехода [к «постуглеродной» экономике] для Европы» (A Blueprint for Europe’s Just Transition). Этот подход кардинальным образом отличается от предложенного Комиссией. «Новый зеленый курс» основывается на таком перераспределении государственных финансов, приоритет в котором принадлежит борьбе с неравенствами, климатической справедливости, а также экономической демократии с ориентацией на пост-рост. В то время как программа Комиссии предполагает изменения «сверху вниз» и адресована правительствам стран ЕС, чтобы те способствовали принятию рыночных стимулов в интересах бизнеса, «Новый курс» является политической платформой — стратегическим проектом, призывающим к широкой мобилизации снизу.

«Новый зеленый курс» представляет историческую возможность для эко/феминистической экономической революции.  Чтобы обеспечить справедливый переход к «постуглеродной» экономике, этот план предлагает сместить фокус в использовании созданного коллективного благосостояния с промышленного производства на социальное и экологическое воспроизводство. То есть перенаправить большее количество коллективного дохода на содержание, переработку, ремонт и восстановление экологических, инфраструктурных и социальных ресурсов, иными словами, на работу по уходу — как за людьми, так и за окружающей средой. Исходя из убеждения о структурной взаимосвязи социального и экологического воспроизводства, «Новый курс» предлагает учредить доход по уходу, который был бы доступен всем тем, кто вовлечены в неоплачиваемый уход за людьми или же городской и сельской средой (например, посредством организованной борьбы против сверхэксплуатации природных ресурсов, за защиту почвы от деградации, а также посредством реабилитации и ухода за общими благами – почвой, водой, лесами, биоразнообразием) — как в масштабе своего дома, так и в локальных сообществах и в целой экосистеме.

Подобные предложения о реструктуризации экономики, основанной на принципах экофеминизма, не возникают ниоткуда. Им предшествуют долгие десятилетия феминистской борьбы, борьбы за экологическую справедливость, активизма и исследований. Концепция дохода по уходу в действительности является результатом совместной работы нескольких авторов вышеупомянутой «Концепции перехода…», в частности Сельмы Джеймс (Selma James) и Нины Лопес (Nina López) из «Глобальной забастовки женщин», Джакомо д’Алиса (Giacomo D’Alisa) — участника барселонской группы Research & Degrowth, исследующей возможности де-роста, а также меня — авторки этого текста. Эта концепция предлагает расширенное, социально-экологическое понимание «ухода», в котором переплетаются идеи феминистской политэкономии, экофеминизма (его концепции Earthcare — заботы о Земле) и де-роста.

Путем включения дохода по уходу в более обширную программу по финансовой и производственной реконструкции Европы кампания «Нового зеленого курса», представляет собой историческую возможность и чрезвычайно важный ресурс для разработки феминистической политики, способной решить климатические вызовы нашего времени. В тоже время «Новый зеленый курс» не предлагает конкретных методов расчета и выплаты дохода по уходу. Последние, по мнению авторов, должны разрабатываться независимо каждым движением и политическим образованием, которые готовы внедрять такую идею, исходя из своих потребностей и конкретных условий. «Новый зеленый курс» предлагает нечто большее, нежели комплексную программу определенных политик, а именно платформу для борьбы, открытую для вклада любых движений, разделяющих ее основополагающие принципы — демократизацию и децентрализацию европейской экономической и климатической политики посредством участия в ней различных коллективных субъектов, борющихся за экологическую справедливость. Последняя же, как нам хорошо известно, зиждется на убеждении в том, что экологический кризис коренится в глубоких социальных и глобальных неравенствах, порожденных капиталистической, колониальной и патриархальной моделью. Этот основной принцип позволяет нам сегодня — возможно, впервые за многие десятилетия — помыслить о таком феминизме, который действительно является краеугольным камнем радикальных социальных изменений.

Источник: Undisciplined Environments

Главное изображение: Cartel de las jornadas ecofeministas del Ayuntamiento de Barcelona (Афиша экофеминистских дней городского совета Барселоны), https://www.barcelona.cat/ecofeminismes/es

Читайте также:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. «Зеленый рост» (Green growth) — подход к экономическому росту, который предполагает использование природных ресурсов устойчивым образом. — Прим. перев.
2. Теория «просачивания благ сверху вниз» часто называемая также «экономикой просачивания» (trickle-down theory, trickle-down economics), основывается на предположении о том, что снижение налогообложения для бизнеса будет не только выгодным для экономики в краткосрочной перспективе (способствуя увеличению инвестиций в бизнес), но и в долгосрочной будет выгодным для общества в целом, так как возрастающее благосостояние богатых, согласно этой теории, будет просачиваться к тем, кто находиться ниже. – Прим. перев.