Закрытие трех новостных телеканалов — а именно NewsOne, ZIK и «112 Украина» — для медиаобщественности стало откровенным шоком. С одной стороны, политическая борьба между властью и оппозиционными СМИ (принадлежащими Медведчуку и ОПЗЖ), которые с 2019 года объединились в холдинг с названием «Новости», велась уже несколько лет. С другой стороны, никто не мог даже представить, что эта война зайдет дальше санкций, аннулирования лицензий на вещание в регионах и даже попыток самовольного захвата каналов сторонниками праворадикальных организаций.

На данный момент официальная версия одна — дескать, украинские спецслужбы доказали, что владелец холдинга народный депутат Тарас Козак непосредственно связан с поставкой угля из ОРДЛО. Информация про то, что оппозиционный политик имеет отношение к данной схеме, витала в сети еще с 2016 года. Так что какие прямые доказательства были найдены в феврале 2021 года — свои источники в Офисе Президента (ОП) и СБУ журналистам не уточняют, ссылаясь на тайну следствия. Именно отсюда и выросли ноги ряда отчасти конспирологических теорий. 

Что же на самом деле стало причиной для закрытия трех новостных каналов страны — без преувеличения одних из самых крупных? Самых популярных версий несколько: зачистка неудобного для власти информационного поля, страх перед растущими рейтингами ОПЗЖ, смена риторики украинского правительства после выборов в США и слишком явное влияние ОПЗЖ и Виктора Медведчука на контент, производимый каналами.

Свой указ № 43/2021 «О применении персональных специальных экономических и прочих ограничительных мер (санкций)», подписанный 2 февраля, Владимир Зеленский сначала объяснил своей англоязычной аудитории в Twitter, сказав, что решение было сложным. Ведь Украина усердно поддерживает свободу слова в стране на пути евроинтеграционного процесса. А поэтому в этой парадигме нет места пропаганде, поддерживаемой страной-агрессором. Практически сразу решение украинского президента поддержали в посольстве США, позже закрытие телеканалов одобрили в посольстве Литвы, Эстонии, Канады и Великобритании. Несколькими часами позже в этот же день появился пост в Facebook, где президент уже подробней рассказал, что, во-первых, решение было принято коллегиально и имеет юридическое обоснование, во-вторых, Зеленский поблагодарил общественность за точное понимание и поддержку решения Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). С поддержкой и пониманием как раз и возникли первые проблемы.

«Санкції – складне рішення. Україна рішуче підтримує свободу слова. Не пропаганду, фінансовану країною-агресором, яка підриває Україну на шляху до ЄС та євроатлантичної інтеграції. Боротьба за незалежність – це боротьба в інформаційній війні за правду і європейські цінності».

Суд без суда

Бесспорно, решение президента поддержали в кругах «Слуги народа», «Европейской солидарности» (ЕС) и «Голоса». На волне событий высказался и бывший президент Украины Петр Порошенко. В своем длинном посту в Facebook он не забыл напомнить, что идея ограничить доступ к российскому информационному полю для Украины все же принадлежала ему, а не Владимиру Александровичу, а не успел он реализовать ее лишь по одной причине — из-за нехватки серьезных юридических обоснований. Ведь согласно закону, санкции СНБО без судебных разбирательств могут накладываться только на иностранцев, иностранные юридические лица или на предприятия, которые находятся под руководством иностранного лица. Но ведь Тарас Козак — украинец, родившийся во Львовской области? — задал вопрос еще один депутат от «Европейской солидарности» и также сторонник гигиены украинского медиаполя Николай Княжицкий.

Основываясь на этом факте, пресс-службы трех каналов в унисон заявили, что так просто сдаваться не собираются и будут подавать иски, как в украинские суды, так и в международные, ведь, по словам журналистов канала, происходящее — не что иное, как давление на свободу слова в стране. Поэтому на данный момент сотрудники каналов уже перешли на новые домены, заменив 112.ua на 112ua.tv, newsone.ua на  newsoneua.tv, zik.ua на zikua.tv соответственно. А также создали один совместный YouTube-канал «Стоп цензура 112 Украина, ZIK, Newsone». На момент написания статьи на канал было подписано всего чуть более 3000 человек.  

«Фашистский дьявол не пройдет. No pasaran»

Если позиции политиков в данном вопросе, в принципе, понятны, то инцидент с закрытием телеканалов разбил сообщество журналистов и общественность на два враждующих лагеря. Одним из первых действие президента осудил глава Союза журналистов Украины Сергей Томиленко, подчеркнув, что только суд мог вынести такое решение, а не добровольное голосование членов СНБО, и если подобное станет правилом в стране, то СНБО сможет закрывать любой телеканал, неугодный правительству. Поддержали Томиленко и в Независимом медиа-профсоюзе Украины, Международной и Европейской федерациях журналистов, а также в Мониторинговой миссии ООН по правам человека. Три влиятельные международные организации подчеркнули, что политическая каша в стране никоим образом не должна влиять на журналистов, на защиту их трудовых прав и свобод. Ведь, как уже заявил Виктор Медведчук, под угрозой лишиться работы остаются свыше полторы тысячи работников трех каналов. Правда, на этот аргумент сразу нашелся достаточно очевидный контраргумент.

Одной из первых высказалась директорка ОО «Детектор медиа» Галина Петренко в интервью «5 каналу». Медиаэкспертка заявила, что журналисты сами могли бы подумать перед тем, как идти на какой-то телеканал — например, добавляет медиаэкспертка, узнать, кто там владелец. «Травлю» журналистов каналов на своих страницах в социальных сетях продолжили еще два журналиста: Богдан Кутепов (hromadske.ua) и Павел Казарин (радио «Новое время»).

Уже к вечеру 4 февраля к дискуссии подключился бывший пресс-секретарь одесского «Правого сектора» Сергей Стерненко. По его словам, после закрытия телеканалов «бродячие пропагандисты, обслуживающие интересы оккупанта» могут выдавать себя за порядочных людей и пойти на «нормальное медиа» — так родилась идея некоего реестра тех, кто помогал «распространять кремлевскую пропаганду». 

Идею буквально сразу же в комментариях к посту Стерненко поддержал глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин. Появление реестра не заставило себя ждать. Буквально через пару часов в открытом доступе появился Google Docs под названием «Пропагандисты с каналов Медведчука», в котором были ФИО, ссылки на социальные сети, должность и канал, на котором работала или работал человек. В первой версии реестра было не более 70 человек. Также в этот же день появился телеграм-чат «Пропагандисты Медведчука», где дублировались данные журналистов, а также постились фото сотрудников канала с символичной черной ленточкой внизу. 

На следующий день, уже 5 числа, доступ к базе был закрыт, но вскоре в сети появился более подробный и структурированный по каналам список, который уже просто назывался «Пропагандисты». Таким образом в публичном доступе оказалась информация о 152 людях, и база продолжает пополняться. Надо признать, что данные собирались явно на скорую руку и, похоже, с использованием элементарного фильтра в Facebook по месту работы, что вызвало смех у некоторых сотрудников NewsOne, ZIK и «112 Украина». Кто-то просил Стерненко и его коллег-разоблачителей уточнить ошибки в именах и должностях, кто-то уверял создателей, что уже несколько лет не работал в холдинге, а некоторые шутки ради даже обижались на «защитника украинской свободы слова» за то, что тот не добавил их в заветный список «врагов системы».

Виноваты ли журналисты?

Этот вопрос начиная с 2014 года в медиакругах стал риторическим. С одной стороны, нестабильная политическая обстановка, вызванная военным конфликтом на Донбассе, ввела свои ограничения на вектор подачи информации для всех СМИ в стране. С другой, именно она и стала поводом для давления на журналистов со стороны собственников каналов и холдингов. А масса телевизионных проектов превратились в  рупоры для олигархов и финансово-промышленных групп, желающих продвинуть собственную повестку о ситуации в стране. Какую роль в этой борьбе нарративов имели журналисты — мы решили поинтересоваться у сотрудников закрытых телеканалов. 

Отвечать, как все происходило внутри холдинга «Новости», работники соглашались неохотно. Кто-то грубил, кто-то ссылался на документ о неразглашении информации, который подписывает каждый сотрудник любого телеканала в стране на срок от 3 до 5 лет. И только некоторые, изменив свои имена, согласились поделиться подробностями внутренней кухни.

Сергей пришел работать на телеканал NewsOne осенью 2020 года. 

«Конечно, я был в курсе, что канал проблемный, но перспектива своевременной зарплаты, которая еще была на порядок выше того, что предлагали другие каналы на аналогичной должности, меня привлекла», — делится воспоминаниями сотрудник канала. 

Работа и вправду была ответственная — искать темы, героев и наполнять контентом две самые рейтинговые программы в прайм-тайме. Проблемы в коммуникации между руководством проектов и сотрудниками начались практически с первых месяцев работы Сергея. 

«Первое, что меня насторожило — список тем, о которых говорить надо, а также то, что нужно “мочить”. В приоритете программ стояла бедность в стране, — говорит Сергей. — Именно с помощью этой темы мы могли жестко критиковать правительство практически с любой стороны. Важно также было говорить про эпидемию, но при этом любое затрагивание темы с российской вакциной превращало эфир в минное поле. Не одобрялась также критика военных действий на Донбассе, а если была цель конкретно раскритиковать действия Зеленского, приходилось выкручиваться и говорить о некой власти в целом, хотя, мне кажется, и так всем все было ясно. Был один случай, когда во время прямого эфира президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко раскритиковал мнение завсегдатая практически всех политических ток-шоу NewsOne, а также члена ОПЗЖ Александра Колтуновича. И что, как вы думаете, случилось? В этот же момент Охрименко сразу же отправляется в стоп-лист. Нет, конечно, никто его из студии за это не вывел, но ведущие среагировали моментально, перебив эксперта. И с каждым месяцем списки “неугодных” расширялись. Даже бывало такое, что студию занимал “синий час”. Этим словосочетанием в холдинге “Новости” называли эфирное время, посвящённое только политикам от ОПЗЖ, часть из которых работали экспертами на зарплатах, некоторых присылали по партийным спискам ради “пиара новых лиц”».

«Подобная риторика существовала на канале еще до формального приобретения канала Медведчуком. Правда, еще в 2019-м акценты ключевых проектов достаточно часто варьировались. К примеру, в один момент нужно было хвалить “Зе команду”, в другой — ругать. И все, конечно же, зависело от политической расстановки сил», — рассказал «Політичній критиці» Герман. 

Он, в свою очередь, успел поработать вначале на «112 Украина», а после перешел на NewsOne. По его словам, достаточно часто в эфирах наблюдалось вопиющее нарушение журналистских стандартов. Например, бывало, что в студию, наполненную «синими» политиками, заводили на растерзание кого-то из «Слуги народа» или «Голоса». Остальное проходило под четким руководством «темников» от ОПЗЖ. К примеру, оппозиционные депутаты никоим образом не комментировали протесты в Беларуси — соответственно, о них молчали и в студиях каналов. 

«Иногда ситуация доходила до абсурда, — возмущается Герман. — Допустим, ОПЗЖ проголосовали вместе со “Слугой народа” за какой-либо законопроект. Что делает редакция? Просто упускает этот факт из вида, а в случае, если в каком-то политическом ток-шоу кто-то из приглашенных гостей вспомнит про это — его нужно или срочно перебить, или вообще выгнать со студии».

При наличии «черного списка» спикеров был и «зеленый» — в него входили те, кого критиковать было запрещено. В список «любимчиков» холдинга «Новости» входили министр внутренних дел Арсен Аваков, руководитель Офиса Президента Украины Андрей Ермак, глава СБУ Иван Баканов и заместитель главы Офиса Президента Украины Кирилл Тимошенко. Как утверждают сотрудники канала, с каждым месяцем списки становились все длиннее и длиннее, что в разы усложняло работу сотрудников канала над созданием самых рейтинговых проектов для каналов. Обстановка внутри коллектива была, мягко говоря, «напряженной». Члены партии отсматривали сюжеты, а если кто-то говорил не то, на летучке кому-то обязательно «прилетало». 

При этом в последнее время из-за повышенных требований к проектам увеличились часы работы. 

«Работать по 12, иногда 14 часов по средам и пятницам — дело уже привычное, — говорит Сергей. — При этом ни о каких доплатах за переработку, официальном трудоустройстве или профсоюзе речь не шла — минималка на карточку, остальное — в конверте. Я даже не уверен, есть ли у меня хоть какой-то трудовой договор. Помню, подписывал какие-то бумаги, но что в них было? — Сергей пожимает плечами. — Даже не удивлен. В Украине в журналистике сейчас или так, или никак».

Подобные вещи подтвердила также журналистка ZIK, которая представилась Анной. Правда, ее такое уже давно не удивляет. 

«В этом всем кроется проблема отрасли в стране, понимаете? До ZIK я работала на одном из самых рейтинговых каналов в стране, и что? Там мы хвалили власть и “топили” оппозиционеров. Каждый эфир начинался, как вроде мы снова в Советском Союзе: “Наш президент…”. И это проблема никак не медийщиков, а их владельцев. Говоришь свое мнение — грозят увольнением». 

На данный момент журналисты подтвердили, что руководство трех каналов объединяет сотрудников в одном месте — в офисе неподалеку от метро «Политехническая». Обещают, что работу никто не потеряет и что международные суды станут на сторону закрытых телеканалов, надо только подождать. Но журналисты верят в это мало. 

«За январь зарплату обещают заплатить — хоть это радует, — говорит Сергей, —  а дальше видно будет». 

По словам работников, актуальных проблем на данный момент несколько. Во-первых, судебные разбирательства могут затянуться на годы, кто тогда будет оплачивать работу персонала? Каждому на канале понятно, что если формат вещания останется на платформе YouTube, то такое количество специалистов, работающих ранее над телеэфиром, элементарно не будет нужно. Плюс открытым остается вопрос продления аренды студии на киностудии Довженко. Да и тот факт, что официально на каналах были устроены преимущественно только руководители и менеджеры, говорит о том, что если сокращения все-таки состоятся, выгонять людей могут без ничего.

Следующий на очереди — «НАШ»

Решение СНБО и подписанный Зеленским указ взбудоражили не только медиасообщество. Они фактически предоставили карт-бланш ультраправым. Уже на следующий день несколько правых организаций анонсировали акцию «Добьем гниду», чтобы закрыть еще один телеканал, который, по их мнению, является «рупором ФСБ». Речь, конечно, о телеканале «НАШ», которым владеет бывший бенефициар NewsOne Евгений Мураев.  

В четверг, 4 февраля, представители «С14», «Сокола», «Традиции и порядка», «Правого сектора», а также члены других украинских правых организаций попытались взять телеканал штурмом и требовали применить к нему те же санкции, что и к «112 Украина», NewsOne, ZIK. 

В ходе противостояния с полицией под стенами студии были задержаны четверо праворадикалов, которых доставили в Шевченковское РУВД. Именно там спустя пару часов один из задержанных устроил перфоманс с угрозами прыгнуть из окна третьего этажа отделения в случае, если к нему не приедут журналисты и министр внутренних дел Арсен Аваков. Акциониста зевакам представили как ветерана АТО Алексея Середюка, для которого, как оказалось, эта акция борьбы с телеканалами уже не первая. Стоя в оконном проеме, праворадикал призывал патриотов объединяться и закрыть «все кремлевские помойки в стране». И хотя министр внутренних дел к нему так и не приехал, через пару часов Середюк все же нашел общий язык с сотрудниками полиции и слез с окна.  

Итог акции под телеканалом и Шевченковским РОВД пока один — праворадикалы открыто объявили о «сафари» на журналистов. По состоянию на 6 февраля пострадали уже трое — на журналистов телеканала «НАШ» Алексея Пальчинова и  Олега Нечая нападали прямо в прямом эфире. Позже досталось журналисту издания «Правовой контроль» Сергею Шевчуку, который возвращался с акции. Неизвестный напал на него сзади, когда тот заходил на эскалатор в метро «Льва Толстого» в Киеве. После небольшой потасовки в вестибюле метро обоих доставили в отделение полиции, но спустя некоторое время нападавший исчез под предлогом «важного звонка», оставив вместо себя рюкзак. Забирать забытые вещи нападавшего пришел член «С14» и «Муниципальной варты» Сергей Бондарь.

Тайное сделать явным

Для того, чтобы ни у кого не было вопросов о финансировании СМИ и его владельцах, эти данные нужно открыть общественности. С этой идей депутаты двух последних созывов носятся еще с 2015 года. Так, законопроект № 1831 под эгидой тогдашней Главы комитета ВРУ по вопросам свободы слова и информационной политики Виктории Сюмар никуда дальше обсуждений не пошел и даже привел к обратному — настоящие владельцы по-быстрому освоили офшоры и скрыли свои активы из Украины. 

Тема прозрачности СМИ поднималась и в законопроекте № 2693-2 «О медиа», предложенном летом прошлого года Николаем Княжицким. Позже дополненный и отредактированный документ превратился в № 2693-д. Закон подвергся обширной критике медиасообщества как попытка властей ввести контроль за онлайн-СМИ, YouTube и Telegram-каналами с возможность регулятора блокировать контент. Тем не менее, в нем была заложена идея выявлять, помимо финальных бенефициаров, «ключевых участников» медиа. Это понятие включает в себя тех персон, которые владеют «больше чем 2% корпоративных прав субъекта в сфере медиа». Такими «скрытыми» от общественности персонами можно назвать, к примеру, Оксану Марченко, которой принадлежит 8,22% акций телеканала ТЕТ. 

Тем не менее, большинство крупных СМИ сегодня продолжают контролироваться финансово-промышленными группами с непрозрачной структурой финансирования. А журналисты часто вынуждены подчиняться «линии партии», даже если эта линия извивается на каждом повороте. В результате именно они становятся первыми жертвами ультраправого насилия, когда, по мнению патриотов, канал сворачивает «не туда», а государство дает четкий сигнал, что попытка «добить выживших» останется безнаказанной. 

Читайте также:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.