Перенимая опыт Европы, за последние десять лет удаленная работа превратилась в тренд, у которого, на первый взгляд, масса плюсов: минимизация транспортных расходов, самостоятельное планирование рабочего дня и, конечно же, больше времени на домашние дела. Если подобная работа для многих донедавна выглядела как сказка по праздникам, то вот уже вторую неделю для большинства трудящихся в Украине, да и не только, это вынужденная мера. 

Так, 17 марта был утвержден законопроект № 3219 ֹ«О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленные на предотвращение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)». Работодателей настоятельно призвали отправлять рабочих (кроме медперсонала, сотрудников продуктовых и хозяйственных магазинов, банков, почтовых служб, АЗС, а также стратегических предприятий) на работу из дома, а тех, кто не могут или не хотят выполнять свои профессиональные обязанности вне рабочего места, — пойти в неоплачиваемый отпуск до окончания карантина (сначала до 3, а теперь до 24 апреля). 

Так как с каждым днем в Украине увеличивается количество заболевших коронавирусом, то и сроки карантина на данный момент плавающие, что означает: осваивать удаленный труд рабочим придется от нескольких недель до пары месяцев. Поэтому мы решили разобраться в формате удаленного труда в Украине, а также взглянуть на это с точки зрения юриспруденции, психологии, гендерных особенностей и карантина.

Прежде чем говорить про удаленный труд, важно начертить разграничительную линию между надомной работой и фрилансом. Под телеработой (надомной, удаленной) стоит понимать процесс организации труда, при котором сотрудники, работают из дома, при этом являясь штатными работниками в организации, компании или учреждении. Фрилансеры же — в первую очередь независимые подрядчики, которые получают оплату за предоставленные услуги. Они, как правило, не имеют доступа к корпоративным ресурсам и не являются частью штата, при этом работа фрилансеров регулируется, как правило, гражданско-правовыми договорами, но в современных реалиях зачастую не регулируется вовсе. 

Надомный труд, зародившийся и умерший в СССР

Увы, несмотря на то, что фрилансеры и удаленщики представляют собой юридически разный вид деятельности, украинское законодательство до сих пор имеет дыры в регулировании таких видов труда, обобщая все в «надомный труд». Для начала стоит отметить, что надомная работа и ее условия в Украине регулируются еще постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦРПС от 29 сентября 1981 № 275/17-99 (далее по тексту — Постановление № 275) при условии, что его положения не перечат действующему КЗоТ.

Таким образом, право на удаленную работу (вне карантина) имеют, по сути, все нанятые рабочие. Правда, Постановление № 275 устанавливает приоритет в выборе желающих поработать из дома. Так, в первую очередь этим правом могут воспользоваться женщины, которые имеют детей до 15 лет, пенсионеры, люди с инвалидностью, те, кому работа на дому рекомендована по медицинским показаниям, а также рабочие, которые имеют объективные причины для отказа от работы на выбранной работодателем местности.

Также немаловажен тот факт, что, опять же, согласно Постановлению № 275, рабочее место сотрудника на удаленке должно соответствовать производительным нормам. Проще говоря, если вы работаете графическим дизайнером, работодатель должен позаботится о том, чтобы у вас дома была бесперебойная работа сети, на ПК — установлены нужные лицензионные программы, и вы обладали всеми инструментами для полноценной работы. 

Если уже полностью погрузиться в эдем, то п. 9 Положения № 275 гарантирует первичную проверку работодателем или его представителем совместно с членом профсоюзного органа рабочего места надомного сотрудника1Подобная норма регулируется также Методическими рекомендациями про обозначение ...continue. Также, по договоренности сторон, нанятый сотрудник имеет право получать компенсацию за сверхпроизводительные нормы потребления (электроэнергия, вода, газ и т. д.). 

Конечно, если у вас уже есть опыт удаленной работы, вы смело можете утверждать, что де-факто скорее вам откажут в удаленной работе, нежели предоставят за счет работодателя, к примеру, специализированную печь, 3D принтер или станок для производства, тем более согласяться покрывать домашние расходы на выполнение работы. Последняя попытка урегулировать надомный труд вылилась в проект Закона Украины «О внесении изменений в Кодекс законов о труде в Украине (касательно гибких форм организации труда)». Так, Министерство социальной политики предложило регулировать удаленную работу с помощью трудового договора, который бы, в свою очередь, устанавливал график работы и нормы выработки.

Попытка регулирования и влияния на удаленных сотрудников также прописана в проектах Законов о труде (2708-1, 2708-2), которые на данный момент проходят рассмотрение в комитетах Верховной Рады. Правда, ни в одном из них не прописаны обязанности руководителя перед рабочим, а поэтому с уверенностью можно сказать, что пока выгоду от аутсорса получают только работодатели — они экономят на рабочем месте, на оборудовании, а также игнорируют нормы охраны труда для удаленных рабочих, — уверен юрист общественной организации «Соціальний рух» Виталий Дудин.

«В обоих проектах закона дистанционный (надомный) труд урегулирован в статьях 42. В них дается определение такой работы и четко указывается, что она может осуществляться с использованием информационно-коммуникационных технологий. Однако ч. 4 ст. 42 не обязывает работодателя обеспечивать работника средствами производства и всеми необходимыми материально-техническими условиями. При этом ч. 5 ст. 42 и вовсе возлагает ответственность за исполнение требований охраны труда на работника (независимо от того, создал ли работодатель для этого условия и удостоверился ли он в их наличии). 

Также законопроекты игнорируют вопросы защиты персональных данных, уважения к личной жизни и социализации дистанционных работников. Помимо этого, отсутствуют гарантии того, что выполнение дистанционной работы не приведет к ограничению трудовых прав надомника — принцип равного обращения по месту работы декларируется ныне почти во всех источниках трудового права в Европейском Союзе», — комментирует Виталий Дудин. 

Вдобавок важно напомнить, что во избежание манипуляций пандемией юристы ОО «Трудові ініціативи» настоятельно просят рабочих требовать от работодателей официального документа, подтверждающего разрешение выполнять свои обязанности вне офиса. В противном случае, утверждают правозащитники, работодатель может иметь полное право уволить рабочего за прогул.  

История одного эксперимента

В 2015 году группа ученых из Стэнфордского университета во главе с профессором Николасом Блумом изучили достаточно интересный эксперимент, проведенный китайской туристической компанией Ctrip (по масштабности ее приравнивают к таким гигантам как Skyscanner и Booking.com). В качестве эксперимента Crip перевела часть своих рабочих (штат компании насчитывает 16 тысяч работников) на удаленную работу. На данный эксперимент руководство компании подтолкнуло подорожание аренды офисных помещений в Шанхае, где располагался главный офис компании. Николас Блум с коллегами выбрали 500 добровольцев и стали наблюдать за тем, как менялась их жизнь после отказа от офиса.

Результаты спустя два года превысили ожидания американских ученых. Так, производительность рабочих, которые трудились удаленно, возросла на 13%, а число увольнений сократилось практически вполовину. Сегодня, во время пандемии, этот эксперимент упоминают сотни журналистов по всему миру, тем самым призывая работодателей относится к данному периоду как к самому глобальному эксперименту по переводу сотрудников на телеработу, который буквально обязан, учитывая мировые тенденции, принести положительные плоды для мирового рынка и в ближайшем будущем, возможно, изменить рынок труда. 

Вершу историю дома в футболке Metallica и в трусах

Согласно данным Global Workplace Analytics, начиная с 2005 года спрос на удаленную работу возрос на 140%, что в 11 раз выше, чем у других форм работы. Международные эксперты полагают, что несмотря на то, что в некоторых странах — таких, например, как Украина — законодательно удаленная работа все еще не является самой надежной формой трудоустройства, плюсов у надомного труда, как принято считать, больше, чем у офисного. 

Первое и очевидное преимущество удаленки — возможность балансировать между личной жизнью и работой. Эта проблема не раз за последние годы поднималась на международных саммитах, затрагивающих вопросы труда в современном капиталистическом обществе. 

Так, к примеру, по данным аналитиков британской компании Merchant Savvy, сотрудники, работающие удаленно, чувствуют себя на 13% счастливее, чем остальные. Если же говорить о США, то согласно опросу OWLLabs, в Штатах за прошлый год этот показатель составил 29%. Если же посмотреть на тенденцию глобально, то в 2019 году 61% компаний по всему миру предлагали формат удаленной работы, а 85% компаний в опросах подтвердили, что работники без привязки к определенному рабочему месту показывают уровень производительности выше, нежели офисные сотрудники. Поэтому аналитики крупнейшей фриланс-платформы Upwork уверены, что фриланс и надомная работа — это будущее рынка труда, и если компании по всему миру продолжат развивать данный формат работы, то к 2028 году количество фирм, имеющих внеофисных сотрудников, перевалит за 73%.  

В Merchant Savvy подсчитали, что только США смогли бы сэкономить к 2030 году 4,5 трлн долларов, если бы каждая компания в стране предложила условия удаленной работы. Эта цифра — результат повышения производительности труда, а также сокращения затрат на аренду помещения и транспортных расходов сотрудников. Эти данные подтвердили и аналитики TECLA. К примеру, благодаря надомникам, задействованным в отрасли IT, в год компания экономит в среднем 7 тысяч долларов.

На руку удаленному труду играет также мировая тенденция к увеличению пенсионного возраста в мире. Стало быть, если за последующие 10 лет средний возраст выхода на пенсию в мире поднимут к 70 годам, это создаст немалую проблему на рынке труда, ведь состояние здоровья после 60 лет далеко не каждому человеку позволяет работать наравне с миллениалами. Аналитики общественной организации Urban Institute рекомендуют работодателям перестать игнорировать рабочих в возрасте и по возможности предлагать им условия удаленной работы.

Немаловажно напомнить и о том, что в мире, и в Украине в частности, до сих пор присутствует проблема гендерного разделения труда, а также дискриминации и стигматизации на рабочем месте представителей уязвимых групп — например, ЛГБТК+-сообщества. Одно из решений данной проблемы было найдено во время исследования проблем женщин в мире технологий. Если взять как пример Великобританию, то в 2016 году только 16% женщин были задействованы в технических профессиях и только 30% британских технических компаний имели в составе директорок-женщин. Таким образом, ряд экспертов (одним из которых был достаточно известный британский рекрутер Jobsite Роберт Уолтерсон) в своих отчетах пришли к выводам, что преодолеть проблему дискриминации можно благодаря удаленной работе. 

К слову, за право удаленного труда с недавних пор стали выступать и экозащитники. Так, в 2017 году Global Workplace Analytics пришли к выводу, что надомники, живущие в США, ежегодно предотвращают выброс 3,6 миллиона тонн парниковых газов — результат отказа от поездок на работу 5 дней в неделю. Чтобы компенсировать этот урон, потребуется высаживать 91 миллион деревьев в год, что звучит скорее как фантастика. 

Кому больше пользы?

Отвечая на этот вопрос, стоит вернуться к упомянутому эксперименту с китайскими рабочими. Используя его как безукоризненный аргумент в пользу надомного труда, многие журналисты упускают, пожалуй, едва не главный тезис в выводах к данному эксперименту — практически четверть принимавших участие в эксперименте ученых из Стэнфорда, а это около 150 человек, решили вернуться к привычной форме труда и снова ездить в офис. В чем дело? 

Чтобы ответить на этот вопрос, Блум с коллегами создали опросник, включив в выборку не только китайских рабочих из компании Ctrip, но и других людей, которые когда-либо работали удаленно, работают удаленно сейчас или были вынуждены работать удаленно в какой-то период их жизни, а также тех, кто ни разу не работал вне офиса — 957 человек. Итак, 29% из них сказали, что были вынуждены практически полностью перестраивать стиль жизни под работу из дома, 23% стали в скором времени испытывать чувство одиночества, 44% жаловались на прокрастинацию — невозможность заставить себя работать, отвлекаясь на телевизор, компьютерные игры, социальные сети и т. д. 

Отчего же производительность рабочих увеличивалась? Ответ на данный вопрос очевиден — ненормированный рабочий график и переработки, которые в условиях надомного труда никак не регулировались и дополнительно не оплачивались. К примеру, согласно Бюро трудовой статистики США, 56% удаленных рабочих признались, что работают иногда по выходным дням, в то время как среди офисных сотрудников таких лишь 28%.

Показателен ли данный эксперимент в современных реалиях в условиях пандемии? Вряд ли. Этого же мнения придерживается и сам Блум в интервью Vox Media. По словам ученого, разница между современными условиями и условиями, которые были применены в эксперименте, заключается в добровольном участии рабочих в изменении формы труда. Во-первых, каждый участник эксперимента был оснащен нужным оборудованием и комнатами для работы из дома, во-вторых, у каждого был один рабочий день, в который они имели право по желанию вернуться в офис. К сожалению, в условиях пандемии у рабочих, экстренно переведенных на надомный труд, таких возможностей нет. Поэтому, опасается ученый, именно вынужденная работа из дома может навредить психическому здоровью от нескольких сотен до миллиона человек по всему миру. 

И в этих опасениях есть свой резон. Согласно Merchant Savvy, 19% людей, которые работали удаленно в 2019 году, испытывали перманентную депрессию и чувство одиночества. По словам Блума, главной проблемой в данном случае является то, что далеко не каждый работодатель предоставлял рабочему квалифицированную медицинскую помощь или даже больничные по случаю психических болезней, вызванных добровольной или вынужденной изоляцией.

Изучая вопросы надомного труда в мире, практически каждый психолог, ученый или рекрутер советует грамотно подойти к созданию рабочего места дома. Но, к сожалению, далеко не у всех есть возможность позволить себе работать в отдельной комнате, исключив внешние раздражители. Вне пандемии решением данной проблемы становятся коворкинги. Правда, тут стоит смотреть реальности в глаза: найти их можно в основном лишь в больших городах, стоимость пребывания в них иногда достаточно завышена, да и подходят коворкинги только людям, занятым в интеллектуальной и творческой отраслях. 

Исходя из этого, удаленная работа говорит нам и о неравенстве между разными видами труда. Другими словами, позволить себе комфортную надомную работу могут люди с доходом выше среднего, что подтверждают ученые из Стэнфорда. Таким образом, в каждой стране, по словам Блума, практически все низкооплачиваемые работы — ручные и требуют непосредственной занятости на местах. Поэтому пандемия имеет все шансы лишь усугубить экономический разрыв между теми, кто может продолжать выполнять свои обязанности из дома, и теми, кто сегодня находится фактически в трудовой изоляции.

Помимо этого, распространение COVID-19 стало очередным прецедентом для обсуждения проблем с домашним насилием в украинских семьях. Ведь при удаленной работе дома у женщин автоматически повышается риск стать жертвами психологического, материального, сексуального (и прочего) насилия, особенно если подобные случаи имели место в прошлом. По данным Фонда народонаселения ООН, ежегодно в Украине от домашнего насилия страдают от 1 до 2 миллионов женщин, из которых только четверть обращаются к правоохранительным органам. Эта статистика говорит о том, что, к сожалению, по состоянию на 2020 год Украина, несмотря на утверждение закона № 5294, а также введение ряда горячих телефонных линий, предоставляющих женщинам и детям бесплатную правовую или психологическую поддержку, не может полноценно оказать поддержку пострадавшим.

Удаленка — это хорошо или плохо? 

Телеработа за последние годы однозначно становится эффективным решением ряда проблем на рынке труда. Но ее регулирование на законодательном уровне требует усовершенствования. В Украине — стране, которая активно практикует надомный труд и фриланс — до сих пор нет конкретных норм, постановлений или законов, полноценно регулирующих удаленку. Это создает массу проблем — в первую очередь для рабочих. Это и мошенничество со стороны работодателей в случае, если отношения с ним не были должным образом оформлены, и снижение оплаты и игнорирование норм охраны труда в домашних условиях, а также ограниченность профессий, которым доступен удаленный труд. 

Так, по словам юриста общественной организации «Соціальний рух» Виталия Дудина, использование телеработы, помимо прочего, требует от работодателя обеспечения равного отношения ко всем сотрудникам невзирая на место выполнения работы, а также гарантий реализации коллективных прав — участия в деятельности профсоюза наравне с офисными работниками. К сожалению, данная норма на практике игнорируется: 14% сотрудников после перехода на надомный труд стали испытывать разрыв с коллективом, 62% сказали, что им не хватает ресурсов для того, чтобы постоянно быть на связи с коллегами. 

Как итог, ученые из Стэнфорда, а также аналитики вышеуказанных компаний и организаций считают, что возможность удаленного труда нужна каждому рабочему. Правда, не в режиме изоляции, а в виде 1-2 дней в неделю, когда трудящийся сам может перевести свою работу на дом. Как результат, работники могут улучшить свое психоэмоциональное состояние, балансируя между офисом и домом, обезопасить себя от размывания границ дом-работа, а также с меньшей вероятностью заработать «выгорание».

Текст опублікований в рамках журналістського проекту «Liquid Labour». Проект реалізовано за підтримки Фонду ім. Рози Люксембург в Україні.

L_RLS Ukraine_горизонтальний_13

Читайте також:

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Примітки   [ + ]

1. Подобная норма регулируется также Методическими рекомендациями про обозначение рабочего места, утвержденными Министерством труда Украины от 21.06.95 № 4.