До 2014 года Россия была главным направлением трудовой миграции из Украины. Безвизовый режим, отсутствие языкового барьера и хорошие зарплаты на российских стройках ежегодно привлекали сотни тысяч работников. С началом конфликта и упрощением процедуры трудоустройства в Польше маршрут трудовой миграции сместился, но не так сильно, как могло бы показаться. Несмотря на возможность получить ярлык предателя и регулярно звучащие идеи полностью перекрыть транспортное сообщение с Российской Федерацией, маршрутки и поезда ежедневно везут через границу все новых и новых работников. О них пытаются не вспоминать в Украине, их не замечают в России. И именно о них будет наш первый текст из цикла «Шляхами праці». С украинскими работниками в РФ пообщался Роман Губа.

В плацкартном вагоне поезда «Киев-Москва» душно круглый год. Пассажиры изредка переговариваются между собой. Большинство разговоров посвящены грядущему пограничному контролю. Он проходит глубокой ночью, но до него обычно никто не спит.

— А что писать в поле «цель»? Туризм? — спрашивает пожилая женщина у проводника. В трясущемся полутемном вагоне она пытается заполнить миграционную карту.

— У вас разве туристическая путевка есть? — спрашивает проводник.

— Нет, я к сестре еду, — отвечает женщина.

— Тогда пишите «частный». Туризм — это когда по путевке, там, золотое кольцо России или еще что, не морочьте мне голову, — проводник недовольно кривится и требует обратно у кого-то из пассажиров одолженную ручку.

— Раньше же как было: то они ко мне, то я к ним. Бывало, что и на самолёте, — жалуется соседке другая пассажирка. — А теперь только я к ним езжу, говорят: приезжайте, мама, вас пустят.

***

В конце 2015 года между Россией и Украиной перестали выполнять прямые авиаперелёты, и теперь пассажирам приходится летать через Минск. За год до этого РЖД отменила все поезда в Украину. А вот поезд украинского формирования «Киев — Москва» продолжает выполнять ежедневные рейсы несмотря на военный конфликт. Правда, среди пассажиров стабильно ходит слух, что поезд отменят.

Подтверждает слухи и министр инфраструктуры Владимир Омелян. Пока что, правда, он лишь предполагает отмену поезда из-за того, что трудовые мигранты выберут страны Европейского Союза, а не Российскую Федерацию.

Но падение пассажиропотока можно объяснить еще и высокой ценой на билеты. Самый дешёвый билет на поезд в Россию стоит 1600 гривен. Это в два с половиной — три раза дороже, чем билет на автобус.

***

Тусклый свет светильников становится ярче. Пассажиры на верхних полках трут глаза, жмурятся.

— В Российской Федерации в этом месяце были? — российский пограничник общается с пассажиром с верхней полки.

Молодой мужчина, не старше тридцати лет, отрицательно машет головой.

— У вас штамп в паспорте за конец прошлого месяца. Так часто бываете. Чем занимаетесь? — пограничник продолжает задавать вопросы.

— В Украине? Я учитель, — объясняет парень.

— Нет, я не об этом. В России где работаете? — пограничник переминается с ноги на ногу, утирая пот со лба. В вагоне всё еще так же душно.

Получив отрицательный ответ, пограничник шлепает в паспорт печать и удаляется вон, унося с собой запахи ночного плацкартного вагона.

Право на труд

По оценке министра иностранных дел Украины Павла Климкина, живет и работает в России около трех миллионов украинцев. Но точное число измерить практически невозможно.

Для украинца в РФ есть несколько путей трудоустройства. Один из вариантов легально трудоустроиться — это купить специальный патент на работу. Нелегальный вариант — работать без оформления трудовых отношений. Так работает большинство украинских мигрантов. После 2014 года украинцам упростили правила пребывания в РФ. Теперь можно было находиться в России больше 90 суток в полугодие. Но с 2018 года правило 90/180 вернули обратно.

Сайты с объявлениями о работе пестрят предложениями: работа для украинцев — «без патента», «нужен патент», «требуется хороший русский язык». Круг специальностей широкий: от сиделок до программистов и менеджеров.

Если до 2014 года в РФ ехали зарабатывать, то после начала конфликта на востоке Украины в РФ начали приезжать жители Донбасса. Причинами переезда становились война, отсутствие языкового барьера и воинского призыва.

Сергей уехал из Донецкой области в 2014 году и с того времени живет в РФ. Сейчас в его родном городе нет военных действий, но возвращаться жить и работать домой он не хочет. Вопрос не в призыве или идеологических взглядах.

— Просто здесь даже я, иностранец, зарабатываю больше, чем дома, — объясняет он. — В Европу я не поеду, я не знаю английского, да и здесь всё как-то понятнее, люди, в принципе, те же.

Имея специальность «электрогазосварщик», сначала Сергей планировал пойти на стройку, как и многие мигранты в Москве, но испугался условий труда.

— Слишком опасно, можно получить травму и остаться ни с чем, — говорит он. — Я устроился сотрудником в коворкинге, платят меньше, но не нужно работать на улице в мороз или жару.

Часть заработанных денег Сергей отдает родителям. С тех пор как были заблокированы большинство систем денежных переводов, ему приходится искать варианты обхода. Один из них — возить деньги «наличкой» или передавать с кем-то из знакомых.

Живет Сергей на Юго-Западе Москвы в съемной квартире, которую арендует вместе с земляками. Плата за жилье забирает около половины его дохода.

— Жить в Москве дорого, зато здесь всё есть, — говорит он. — Других вариантов для себя я пока не вижу.

Украинской политикой Сергей не интересуется. Смотрел сериал «Слуга народа», но кандидата в президенты Владимира Зеленского не поддерживает. Хотя даже если бы и поддерживал, на территории РФ он бы проголосовать не смог: избирательных участков здесь так и не открыли.

Бремя белого украинца

— Я не мигрант.

— Почему?

— Мигранты улицы метут, на кассе стоят. По-русски ни хрена не понимают.

— А кто ты тогда?

— Я работаю просто.

Мой собеседник Максим родом из Западной Украины, живет в Москве около двух лет. Переехал в конце 2016-го, после окончания университета. Украинско-российский конфликт на тот момент длился уже почти три года.

— Мой отец здесь чем только не занимался, — рассказывает он. — Торговал на рынке, охранял стройку, даже бизнес пытался мутить. Сейчас вернулся, дом построил, а я поехал.

Первое время Максим жил у родственников отца: они с советских времен осели в Москве. Затем через тех же родственников устроился на первую работу — курьером.

— Целый день как дурак по городу, туда-сюда, на два месяца меня хватило, — смеется Максим. — Сейчас куча ребят носят за спиной огромные рюкзаки, еду доставляют — я понимаю, как им тяжело.

Затем знакомый отца взял Максима к себе на фирму помощником. Мелкие поручения, та же подработка курьером.

— Принеси-подай. Но тут хоть понимаешь, что носишь — обычные бумаги, чаще всего, — Максим чуть понижает голос. — Но точно не наркота.

В последние годы в российские тюрьмы село множество украинцев за распространение наркотиков. Украинские граждане видели в транспорте или на улице объявления о «работе курьером в РФ, зарплата высокая, возможны командировки». Но оказавшись на месте, потенциальный курьер попадал в расставленные сети: доставлять нужно было нелегальные вещества. После нескольких «рейсов» «курьер» попадал в поле зрения наркоконтроля, а затем и за решетку. По версии СМИ, от подобных промыслов пострадало более тысячи наших граждан.

— Но я не мигрант, нет, — Максим затаил некоторую обиду из-за выражения «трудовой мигрант». — Я по-русски говорю хорошо, я ничем не отличаюсь от местных.

Дорога домой

Самый дешевый вариант доехать из России в Украину — это автобусное сообщение. Он же и наиболее небезопасный. Состояние транспорта, ДТП — вариантов омрачить поездку немало.

На московском автовокзале рядом легко могут стоять два автобуса: один с номерами самопровозглашенной ЛНР, другой — с украинскими номерами.

Пассажирам обоих автобусов ехать сидя всю ночь. А если и это испытание покажется легким, необходимо еще несколько часов простоять на границе.

После инцидента в Керченском проливе и последовавшего за ним военного положения в Украину едут в основном только гражданки РФ, ведь к мужчинам от 16 до 60 лет на границе особое внимание. Чаще всего поводом для въезда оказывается письмо о смерти ближайших родственников. Но мотивация бывает разная.

— А чего ты едешь вообще? — российский пограничник недоуменно спрашивает своего же соотечественника.

— Я в Турцию еду, — испуганно отвечает соотечественник. Ему нет и тридцати. По его словам, авиабилет из Харькова стоит гораздо дешевле, чем из его родного Белгорода.

— Вот смотри, — не успокаивается пограничник. — Вот если бы я ехал в Турцию отдыхать, то я бы подготовился, верно? Какие там достопримечательности есть?

— Море, — мямлит белгородец.

— Ты что, дурак?… Пойдем поговорим тогда, раз так, — отвечает пограничник и уводит туриста в отдельную комнату.

Пока пограничники проверяют своего же земляка, пассажиры автобуса вслух повторяют тот же вопрос к российскому пассажиру, но в более грубой форме. Если пассажира не сняли с рейса окончательно, то все его ждут.

Через полчаса парня выпускают, но впереди еще украинский контроль.

В автобус входит человек в камуфляже. В руках у него камера GoPro.

— Доброго дня. Вас вітає Державна прикордонна служба України, — говорит он, держа камеру перед собой. — Скажіть, будь ласка, чи вимагали від вас хабар для швидшого проходження кордону?

— Н-е-е-е-т, — хором отвечает автобус.

Пограничник опускает камеру.

— Граждане РФ есть? — уже спокойно спрашивает он.

Белгородского туриста снова зовут поболтать и через полчаса вернут обратно, но уже довольного. Ни одного из пассажиров не снимают. Часть из них заезжает «обновить миграционки» и уже через сутки поедут обратно.

***

Объявлениями об автобусных рейсах из Украины в Россию увешаны большинство автостанций страны. Пассажиропоток в страну-агрессора зависит не от идеологических настроений, а от социально-экономической ситуации.

Трудовая миграция из Украины стала одной из тем предвыборной агитации кандидатов на пост Президента Украины. При этом никаких реальных механизмов по возвращению людей в Украину нет.

Читайте також

Якщо ви помітили помилку, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.